Спектакль «Аленький цветочек»

Спектакль «Аленький цветочек» Л. Карнауховой и С. Браусевич — это четвертый спектакль с моим участием. Спектакль «Аленький цветочек» был поставлен 9 декабря 1999 года.  К сожалению, по этому спектаклю у меня не осталось ни одной фотографии. Только программка с действующими лицами.

Спектакль «Аленький цветочек» — действующие лица и участвующие в постановке

Аленушка А. Пимакина
Добрый молодец П. Шульженко, Д. Стругов
Купец И. Коняев
Старшая дочь М. Кузьмина, Н. Ваулина
Средняя дочь Ев. Власова, Ел. Разенкова
Няня С. Лахнова
Антон С. Бобылев, А. Максимова
Баба-Яга О. Письменюк
Леший М. Коняев, С. Юшков
Кикимора И. Панова
Стража учащиеся 5-го класса
Режиссер Т.В. Иванова
Хореограф Е.В. Шишикина

Программка спектакля «Аленький цветочек»

 

«Аленький цветочек» (Л. Карнауховой и С. Браусевич) — скачать

Действующие лица:

  • Купец
  • Капа
  • Фиса
  • Аленушка
  • Няня
  • Работник
  • Чудище
  • Баба-Яга
  • Леший
  • Кикимора

Действие  первое

Картина первая

Берег неширокой русской реки. Двор купца средней руки. Крыльцо. Окно и дверь раскрыты. У берега одномачтовая лодка, около нее – узлы, мешки, сундуки.
На скамеечке у крыльца сидят разряженные старшие дочери купца и лущат подсолнухи. Ясный солнечный день.

Няня. Антон!
Работник. А?
Няня. Ты чего пищаль в лодку тащишь?
Работник.  Как чего? А палить из нее.
Няня. Да в кого тебе палить-то?
Работник. Как в кого? Сама знаешь – дальний путь, в иные края плывем с хозяином.
Няня. Ишь ты, вояка какой, в поход собрался, с печи на кровать, тараканов воевать.
Работник. А что, и повоюю! Может по дороге шиши нападут, может осьмиглавый морской зверь встретится, так я их пищальным огнем побью.
Няня. Ой, Антон, что-то больно храбер стал?
Работник. А  что я? Ни в сон, ни в чох не верую, ни беса, ни лешего не боюсь; вот вернусь порасскажу, как с ведьмами, да кикимо-рами сражался. Увидишь, няня, каков я удалец!
Няня. Удалец, да только против ягнят да овец! (Уходит в дом.)
Работник.  Тьфу!
Фиса. Капочка…
Капа. Ну?
Фиса. Батюшка уедет, на гулянку пойдешь?
Капа. Пойду.
Фиса. А меня возьмешь?
Капа  (равнодушно щелкая семечки). Возьму.
Фиса (льстиво). Ах, Капа, какая ты сегодня красавица. Лучше всех на гулянке будешь.
Капа. Угу…
Няня (из окна). Девоньки, голубоньки, вы бы в лодку соломки положили, чтоб батюшке помягче ехалось…
Капа (равнодушно). Антон!
Работник. А?
Капа (показывая на лодку). Соломы!
Работник стелет солому в лодку.
Няня (снова показывается в окне). Ах, девочки, разве так хо-рошо, – вы бы солому ковром прикрыли… (Скрывается.)
Фиса. Антон!
Работник.  А?
Фиса  (тыча пальцем в лодку). Ковер!
Работник покрывает солому ковром и уходит. Аленушка выходит на крыльцо. Она вся освещена солнцем, просто одета, вся беленькая, точно солнечный лучик. В руках у нее берестяной туесок. Она уклады-вает туесок в лодку, поправляет ковер. Вдруг всхлипывает.
Капа. Ты что?
Аленушка. Батюшку жалко. (Уходит.)
Фиса. Разнюнилась. И с чего это? Не впервой батюшка уезжает.
Капа. Вернется – гостинцев навезет, – он добрый. Мне такое привезет… такое…
Фиса. Да и мне такое… Не хуже твоего…
Капа. Как это не хуже?.. Я ведь старшая.
Фиса. Ну, так что?
Капа. А вот то…
Фиса. Тебя хоть в парчу наряди – все одно. Хороша, как ворона на застрехе…
Капа. А ты… а ты… словно опара в горшке…
Фиса. Хоть и опара, да на хороший пирог. А на тебя-то и гля-деть никто не хочет. Кошка драная.
Фиса, Капа  (вскакивая, готовые подраться.) Фиска! Капка!
Няня (выходит.) Опять бранятся. Ну и девки! Батюшка в даль-ний путь едет, через леса дремучие, через пески сыпучие, по морю-океану, а вы его не жалеете, семечки лущите, бранитесь. Ни заботы от вас, ни жалости.
Капа  (садясь снова). Уйди, няня, надоела.
Фиса (садясь). Надоела до смерти.
Выходит Аленушка. Несет подушку, прилаживает ее в лодке. Всхлипывает.
Няня. Аленушка, светик мой, травиночка моя, ну что плачешь, глазки слезишь?
Аленушка. Батюшку жалко! Как он в чужих краях маяться будет. На море-океане ветры буйны, в лесах звери рыскучие, в городах чужие люди злые…
Няня. Полно, полно, Аленушка. Вернется жив-здоров родимый батюшка. Не печалься, моя елочка, не прибавляй ему тоски. Слеза при разлуке в дороге гнетет. Ему уезжать тяжелее будет.
Аленушка. Хорошо, нянюшка, не буду плакать…
Няня. Давай поглядим, ладно ли все в лодке налажено, чтоб ему в пути-дороге покойно было…
Хлопочут у лодки. Фиса и Капа щелкают семечки. Купец выходит с ключами в руках, одет по-дорожному. Старшие дочери вскакивают, бегут к нему, суетятся.
Капа. Батюшка, родненький…
Фиса. Батюшка, светик наш…
Купец. Ну, дочери, мои милые, дочери мои любимые, пора мне и в путь. Оставляю я вас в полном дому, ни в чем у вас нужды не будет.
Аленушка. Ты только скорей воротись, батюшка…
Купец. Как смогу, ворочусь сразу, доченьки. Вся душа моя с вами, милые. Нет у вас родимой матушки, оттого у меня за вас день и ночь сердце болит…
Работник.Хозяин, парус распускаю по ветру…
Купец. Сейчас соберусь, только отдам ключи хозяюшке… (По-ворачиввется к Аленушке.)
Капа. Да неужто ты, батюшка, меньшой дочери ключи отдашь?
Фиса. Аленку над нами старшой поставишь?
Купец. Да ведь вы, песни петь, хороводы водить, на гулянки ходить мастерицы, а Аленушка все дома сидит, за всем хозяйством гля-дит…
Капа. Никогда такого сраму не было…
Фиса. Чтобы младшей сестре хозяйкой быть?!
Аленушка  (тихо). Отдай им ключи, батюшка.
Купец. Ну, что ж, по чину и, правда, так полагается. Возьми ключи, Капа. Да гляди, не обижай Аленушку, жалей ее…
Работник.Хозяин, неспокойно на воде, река играет, волны плещут, пора трогаться.
Купец. Сейчас, сейчас. Ну, дочки мои любимые, хорошие, при-гожие, что вам из дальних краев привезти?
Капа. Купи мне, батюшка, сарафан шелку синего, да чтоб пу-говки на нем были жемчужные, позументы озолоченные, а красы были б невиданной, чтоб подружки мои любимые от зависти лопнули.
Купец. Трудное дело, доченька. Да знаю, знаю я, где такой са-рафан достать. Будет тебе гостинец по сердцу.
Фиса. А мне купи, батюшка, бусы сапфировые, а застежка чтоб была золотая, чтоб в одной бусине солнце светилось, в другой месяц серебрился. А красы такой, чтоб соседки-подружки с зависти сохнуть стали…
Купец. Потяжелей твоя работа сестриной. Да знаю, знаю я, до-ченька, где такие бусы купить-раздобыть. Будет и тебе гостинец по сердцу. (Аленушке). А тебе что достать, доченька моя любимая, звездоч-ка моя тихая?
Аленушка  (кланяясь отцу в пояс). Государь ты мой батюшка, не вези ты мне ни сарафанов шелковых, ни ожерелий хрусталовых, ни черных соболей сибирских, ни золотой парчи бухарской, а привези мне, родимый мой, аленький цветочек, да краше которого нет на белом све-те!
Все замолчали. Как-то потемнел день.
Купец (помолчав). Задала ты мне работу потяжелее сестриных: коли знаешь, что искать, то как не найти. А как найти то, чего не зна-ешь?
Аленушка. Поищи, батюшка.
Купец. Буду стараться, доченька, а вот найду ли…
Работник. Хозяин, ветер парусом играет, тучки в небе пого-няет, пора нам, хозяин!
Купец. Ну, простимся, доченьки. Так велит обычай русский, родительский, присядем на дорожку. Садись, нянюшка…
Все садятся. Молчат. Купец встает. Прощается с дочерьми. Они кланяются ему в пояс. Аленушка приникает к отцу, он нежно гладит ее и отстраняет.
Прощай, нянюшка.
Няня. Здоров будь, батюшка, весело тебе ехать, весело воро-титься.
Лодка отплывает. Сестры машут платочками. Фиса и Капа за-суетились, прихорашиваются.
Капа. Мы, няня, на гулянку пойдем.
Няня. Виданное ли дело, отец уехать не успел, а вы уж за воро-та в хоровод.
Фиса. Молчи, нянька, надоела ты очень…
Капа. А то недолго тебя из горницы согнать, поворчи-ка на зад-нем дворе с телятами.
Аленушка (в ужасе). Капушка!
Капа. Не твое дело вмешиваться! Тут я хозяйкой оставлена.
Фиса. Избаловалась при батюшке. Любимица.
Капа. А мы ее от баловства отучим. Вон, бери прялку, садись пряди, да чтоб к моему приходу два веретена выпряла. Идем, Фиса.
Фиса. Идем, Капа… (Идут.) Ишь, дурища, аленький цветочек захотела.
Смеясь, уходят. Няня и Аленушка усаживаются на крыльце за прялки. Вечереет. Пастух играет на рожке.
Няня. Веточка ты моя безответная, сиротиночка горькая. За-клюют тебя  без батюшки.
Аленушка. Ничего, нянюшка, батюшка скоро вернется, при-везет мне цветочек аленький.
Няня. Что же это за цветочек, Аленушка? Зачем он тебе пона-добился?
Аленушка. Сама не знаю, нянюшка, только раз во сне он мне приснился. Стоит, горит, как солнце утреннее. Красы невиданной и неслыханной и запах дивный от него, как струя бежит. И так мне стало светло и радостно, словно все мое счастье, нянюшка, в цветочке этом аленьком, небывалое счастье, неслыханное…
Смеркается. Восходит золотая луна. Вдали постепенно стихает девичья песня.

Картина  вторая

Дремучий лес на берегу реки. На опушке болото и полянка. Ночь. Луна то выходит из-за туч, то снова прячется. Ночные тени скользят по лесу, кричат ночные птицы, перекликаются таинственные лесные голоса. Из чащи леса на освещенную луной полянку выходит Леший. Садится на пенек, греясь в лучах месяца, ковыряет лапти.

Леший (поет).
Как во темном во бору
Знаю каждую нору, –
Ночью по лесу брожу
И дорожки сторожу.
А на зорьке во кусту
Лапоточки все плету,
Лыки-то кленовые,
Лапоточки новые!..
Ух!.. Угу-гух! (Вскочил. Заскакал на поляне. Прислушился). Чую, чую человечий дух! Кикимора! А, Кикимора!
Кикимора (выползая из болота). Чего тебе, Лешенька?
Леший. К лесу заветному лодка плывет, люди к берегу прявят. Что делать, Кикимора?!
Кикимора. Как что, старый ты леший! Службы своей не зна-ешь! Подсматривать, подслушивать, а коль лесу беда грозит, – Бабу-Ягу на помощь звать!
Леший. Спрячемся, Кикимора? А!
Кикимора. Спрячемся, подслушаем…
Прячутся в чащу. К берегу пристает лодка, из нее выходят ра-ботник с огромной пищалью и купец.
Купец.Вот они, заветные леса Муромские. Страшно тут: не-жиль, да нечисть.
Работник.Не боюсь, хозяин! С Антоном не пропадешь! У меня пищаль заговоренная, всех из нее огнем побью! Только скажи ты мне все-таки: почто мы в такую глушь заехали? Все товары продали, дочкам гостинцы купили, – в самый раз домой спешить.
Купец.И товары продал я, и старшим дочкам гостинцы купил по их желанию, а вот не нашел я цветочка аленького для Аленушки, хоть обыскал все базары турецкие, хоть обошел все сады заморские. Не могу домой раньше быть, чем найду цветочек аленький. И сказали мне мудрецы седые в стране тьмутараканской: коли хочешь найти аленький цветочек, ищи в глуши заветных муромских лесов. Теперь понял?
Работник.Понял, хозяин. Пойдем в разные стороны, посмот-рим, нет ли где цветочка аленького…
Купец.Пойдем. Только ты с перепугу в меня из своей пищали не выпали.
Работник.Это я-то с перепугу?
Купец.Ты-то. Что-то расхрабрился!
Работник.Я ничего не боюсь.
Расходятся. Скрываются в лесу.
Кикимора (появляясь.) Лешенька!
Леший (выходит.) Аюшки?
Кикимора. Ну, слыхал?!
Леший. Слыхал. Беда, – ищут они заветный цветок!
Кикимора. Беда, Лешенька! Зови хозяйку…
Леший вскочил на пенек, застучал по пню копытцами, поднял руки к месяцу, замахал ими, закричал громки, громко.
Леший. У-ух! У-гу-гу! Зову я, зову Бабу-Ягу, костяную ногу! У-ух! Угух! Ты, месяц, свети, ты, ветер, свисти, ты, лес, шуми, – ой, ты, Баба-Яга, в ступе лети, помелом мети. Прилетай, прилетай! Угу-гу-у!
Свист ветра, шум деревьев. Влетает в ступе Баба-Яга. Опуска-ется на поляну.
Баба-Яга. Кто меня зовет?
Кикимора. Ты – хозяюшка, а мы – слуги твои верные.
Баба-Яга. Что случилось, что приключилось?
Кикимора. По лесу люди ходят!
Леший. Аленький цветочек ищут!
Баба-Яга (подскакивает в ступе, помелом бьет.) Не дам сыскать, не дам сорвать – заколдован цветок колдовством алым; скрыт от людей лесом густым, нет путей к нему, не достанется никому. Ты их, Леший, попугай; ты, Кикимора, мне помогай.
Леший убегает.
Гасни, гасни, месяц ясный; вставай, оживай, дремучий лес.
Месяц скрывается, лес оживает, кряжистые деревья раскачива-ются, будто в танце, шевелят сучьями, как руками. Туман поднимается над болотом и сплетается в неясные, белые, похожие на призрачных людей фигуры.
Вы, болотные огни, по лесу рассыпьтесь, заманите захожих путников в трясины бездонные.
Леший. Один к реке  возвращается.
Баба-Яга. Прячьтесь все, испугаем его навождением лесным.
Прячется вместе с Лешим и Кикиморой за широким стволом древнего дерева. Входит с пищалью работник.
Работник.Хм… Никого… Куда ж хозяин зашел?.. Занесет его нелегкая в чащу непролазную, попадет. А мне что? Я-то не попаду, со мной моя пищаль огнебойная, и сам я человек десятка не заячьего! Не боюсь я никого, даже беса самого… (Присел). Что это там меж дерев движется?.. На меня идет… Стой! Не подходит! Я храбрый! Убью из пищали пулей наговорной!.. Ей-ей, убью! Не подходи! Стой! (Стреля-ет.)
Падает ветка с дерева.
Убил!.. (Подходит.) Тьфу ты, да это дерево шевелилось…
Леший выскакивает из-за дерева, щекочет его.
Леший. Угу-гух!
Работник.Ай!.. Ай!.. (Бросается от него.)
Леший с хохотом исчезает.
Чур меня, чур меня, через чур меня!..
Кикимора (сзади закрывает ему глаза лапами.) Кыш-кыш-кыш…
Работник.Ох, лихо!.. (Вырывается.) Свят, свят, свят! Наво-ждение!..
Баба-Яга выглядывает из-за двери и с размаха бьет его метлой по голове.
Баба-Яга. Беги, дурень!..
Работник.Караул! Уби-или-и! Караул!.. (Прыгает в лодку и уплывает с воплями и стонами.)
Леший, Кикимора и Баба-Яга выходят из чащи.
Баба-Яга. Ну, этому надолго заказано ходить в леса дрему-чие!
Кикимора. Хи-хи-хи!.. А купцу как, бабушка?!
Баба-Яга. Пропал купец, теперь ему из лесу не выбраться, не найти цветочка аленького, – мое дело сделано!.. (Улетает в ступе.)
Кикимора. И наша служба сегодня кончена, пойдем спать, Лешенька.
Леший. И то, пора спать, устали мои косточки. Уж третью тыщу лет по ночам бегаю!.. (Уходит.)

Пауза.

Из лесу движутся блуждающие огоньки. За ними идет купец.
Купец.Один я… Сбежал с лодки парень! Один я в лесу зачаро-ванном.
Блуждающие огоньки то удаляются, то снова приближаются.
Куда маните, куда завлекаете, огоньки болотные, не пойду за вами, в трясину заведете, на гибель тяжкую, на потеху кикиморам… Сгиньте, огни нечистые…
Огни исчезают. Лес шумит. Кричат снова ночные птицы, хохочут из болота кикиморы.
Ох, страх какой! Ой, пусти меня, дремучий лес… (Бросается бежать.)
Перед купцом вырастают кусты, низкие раскоряки-деревья про-тягивают суковатые руки, преграждая путь.
Отпусти на волю мою душеньку!.. (Бросается в другую сторону.)
На пути встают деревья-чудища и кусты. Купец выбегает на се-редину поляны и кричит.
Коли здесь ты, в лесу, цветочек аленький, отзовись, дай о себе весточ-ку…
Глухой шум. Высокие деревья за спиной медленно расступаются, образуя широкий проход. Вдали виден сверкающий огнями красивый дворец. Купец оборачивается и вскрикивает от удивления.
Чудо-чудное, расступились деревья высокие, открыли дорогу широкую, а вдали огнями дворец горит. Будь что будет, – пойду!.. (Идет по доро-ге, скрывается за деревьями.)
Высокие деревья снова сходятся, закрывая удаляющегося купца.

Картина третья

Палаты сказочного дворца. Высокие малахитовые стены блестят алмазными прожилками. В стене высокая завеса, расшитая диковин-ными птицами и невиданными зверями.

Палевые лучи луны скользят по стенам, по мраморным ступеням, по лаковым полам. В углах стоят высокие каменные чаши, – в них све-тятся драгоценные камни, алые, как кровь, синие, как небо, зеленые, как тихое море. Тишина. Безлюдье. Медленно, сами по себе раскрываются двери, впускают купца и снова закрываются за ним. Купец идет по палатам осторожно, озираючись, всему удивляется.

Купец.И тут никого. Во всех палатах – безлюдье, тишина, да нежиль… (Прикладывает руки ко рту, кричит).  Ого-го-го-о-о.
Только многоголосное эхо отвечает ему.
Э, кто тут есть, отзовись, друг или недруг…
Снова отвечает ему только эхо.
Никто не откликается… (Отирает пот со лба красным шелковым плат-ком.) Вот тайна тайная, все двери передо мной сами по себе раскрыва-ются, а хоть бы одна живая душа повстречалася. Устал я от ходьбы, пить хочется. Водицы бы ключевой испить…
Короткое музыкальное созвучие раздается в палате дворца, точно пролетает ветер. В воздухе повисает поднятый невидимой рукой золотой кувшин.
Ух, ты!
Перед ним появляется золоченый ковш.
И ковш! (Берет ковш в руки.)
Кувшин наклоняется над ковшом, льется вода.
Ну и ну! (Пьет воду, ставит ковш на столик.) Хороша водица, ух, хо-роша…
Ковш и кувшин исчезают.
Теперь бы хлебца краюшку, с ночных страхов голод разгулялся…
Снова короткое музыкальное созвучие пролетает по дворцовой палате. Невидимые руки ставят на столик разные блюда с хлебом-солью на полотенце, расшитом русскими узорами.
Ну, спасибо вам, слуги невидимые, кто бы вы ни были… (Поел хлеба.) Напоили и накормили. Дворец чужой, а обычаи наши, русские… (Ос-матриваясь.) Эх, накрошил-то я, невежа старая…
Веселая музыка раздается в палатах, блюда с хлебом-солью исче-зают. Появляется веник березовый с серебряной ручкой, сам подметает крошки за купцом.
Сколько лет прожил, а таких чудес не видывал!
Веник исчезает.
(Идет по дворцу, осматриваясь.) И дивен дворец, и хорош дворец, а только нет в нем ни цветка, ни кустика, видно не здесь мне искать цветок аленький…
С резким шелестом раскрывается высокая завеса. Виден сад, оза-ренный лунным светом.
Сад. Словно кто-то меня слушает, все мои желания исполняет… (Заме-чает большой куст, на котором цветет ярко аленький цветок.) Вот он. Вот он, твой аленький цветочек, Аленушка… (Подбегает к кусту и сры-вает цветок.)
Глухой подземный удар, шатаются стены, заходит луна. Мрачно звучит музыка. Купец падает перед кустом на колени. Наступает тишина. И вот купец слышит резкий голос невидимого владыки алого цветка.
Голос. Что ты сделал, купец, как посмел сорвать мой любимый заповедный цветок? Я – хозяин дворца и сада, принял тебя, как дорого-го гостя званого, а ты этак-то заплатил за мое добро. Знай же свою участь горькую, – умереть тебе сейчас смертью лютой…
Купец вскакивает на ноги, не выпуская цветка из рук. Отбегает от куста, бежит к двери. Сверкающий меч в невидимой руке преграждает ему путь. Купец вскрикивает, бежит ко второй двери. В воздухе появляется тугой лук, чья-то незримая рука медленно натягивает тетиву со стрелой. Купец пятится к кусту. Меч и лук исчезают. Купец слышит скрипучий смех невидимого хозяина.
Не убежать тебе, купец, от слуг моих, от верных моих стражников. Прощайся с жизнью!..
Купец (поднимает голову по направлению голоса. Идет в сто-рону, откуда слышен голос. Остановился, поклонился в пояс). Твоя сила и твоя воля, хозяин невидимый. Пришел я к тебе неждан-незван, но не польстился я на твои богатства, ни на золото, ни на камни самоцветные, а сорвал цветок аленький потому лишь, что не знал ему цены. Возьми всю мою казну, все товары, что имею я, но пощади меня!
Голос. Твоей казны мне ненадобно, против моих богатств она, что песчинка против горы поднебесной. Убью я тебя, купец…
Купец (отбегая прочь). Не губи меня, не велика моя вина, коли сорвал я цветок, чтоб привезти радость дочери младшей, чтоб утешить сиротинку любимую!..
Голос. Не моли меня о пощаде, купец, прощайся с жизнью…
Купец.Что мне с жизнью прощаться, стар я, и жизнь моя про-жита, отпусти меня с дочерьми проститься, отпусти на слово, в срок ворочусь смерть принять, русское слово нерушимо…
Голос (помолчав). Хорошо, купец, отпущу тебя домой с до-черьми проститься и дам я тебе, купец, срок для спасения. Слушай меня, купец, слушай и запоминай накрепко…
Купец.Слушаю…
Голос. Даю тебе срок один день. Коль захочет взамен тебя придти сюда во дворец жить навечно одна из дочерей твоих, оставлю тебе жизнь, купец, но коль не придет никто за тебя по доброй воле, ум-решь ты к концу срока, купец, – и не спасут тебя ни монахи с молитва-ми, ни лекари с лекарствами, ни стены высокие, ни запоры крепкие, всюду достанет тебя моя рука… Согласен, купец?
Купец.Что ж, и на том спасибо, хозяин неведомый. Только как я домой вернусь?
Голос. Махни три раза цветочком аленьким и дома окажешься.
Купец.Жди к сроку, хозяин здешний, приду смерть от тебя принять. (Взмахивает три раза цветочком и исчезает.)
Золотой туман опускается на дворец и постепенно окутывает его.
Стихает музыка.

Действие второе

Картина четвертая

Сад в доме купца. Под яблоней стол с самоваром. Возле стола сундук и ковровые мешки. Купец за столом грустный, рядом с ним Але-нушка, играет аленьким цветочком. Няня прибирает со стола. Фиса и Капа возятся у сундука, вытаскивают одну за другой обновки, приме-ряют, любуются, взвизгивают от восторга.

Капа. Сарафан атласный!
Фиса. Блузка шелковая!
Капа. Шушун бархатный!
Фиса. Ожерелье самоцветное!
Работник.А все я!
Няня. Чего ты?
Работник.Кабы не я, не видать им подарков.
Фиса. Ты их что ли купил?
Работник.Не я купил, да я отбил.
Няня. От кого ж? Уж не от шишей ли?
Работник.От ведьмы злой, от нечисти лихой. В заколдован-ном лесу я такой смертный бой выдержал! Семерых из пищали уложил, дюжину кулаков свалил, а уж как начал бить прикладом, так и счет потерял, – улочка за улочкой, так и ложились, так и падали!..
Няня. А что ж от хозяина с лодкой сбежал, одного его в беде оставил?
Работник.Я не сбежал. Меня унесли.
Няня. Это кто же?
Работник.Царь водяной, русалки речные, как схватят лодку, да понесут, а я кричу: "Стойте, стойте! Дайте, братцы, за хозяина доб-раться!" Где там!.. Не слушают! И тащут! Так и утащили, не то бы всю лесную погань перебил, всех леших, да кикимор!.. (Тренькает на домре.)
Капа. Ух ты, какие наряды!
Фиса. Аж глаза сами жмурятся!
Капа. А Аленка со своим цветком возится!
Фиса. Дура!
Аленушка. Батюшка, родненький, что ты молчишь, невесе-лый сидишь?
Купец.Ничего, доченька, устал я.
Няня. Вот я тебе баньку истоплю, мятной травы в воду брошу, дорожную боль как рукой снимет.
Купец.Не до баньки мне, не до мятной травы.
Капа  (роясь в сундуке). Телогрея беличья. (Вынимает ее.)
Фиса. А у меня кунья. (Накидывает.) Хороша? А?
Капа. Да и я не плоха. (Прохаживается.)
Фиса. Ах, пава!
Капа. Ах, красавица!
Накидывают телогреи, ходят поводя плечами, начинают плясовую, постепенно переходят в быстрый перепляс, ухают.
Купец (резко встает). Стойте, доченьки.
Фиса и Капа обрывают пляс.
Не время песни петь, время прощаться, слезы лить.
Аленушка. Батюшка, горе какое приключилось?
Няня. Аль заболел, хозяин?
Капа (зарыдав). Ох-ох! Беда неминучая, потерял, видно, батюш-ка все богатство, все свои денежки, в долговую собирается!
Фиса (воет). Будем теперь мы нищими, будем под окошками кусок просить.
Аленушка. Батюшка, не горюй, милый ты наш, богатство де-ло наживное…
Купец.Нет, не потерял я своего богатства, богатства мои при-умножились, и здоров я, но скажу… Слушайте же, доченьки… Сорвал я цветок аленький в заповедном лесу у невидимого хозяина, и за ту вину пойду я сейчас на смерть неминучую. Прощайте, доченьки!
Аленушка. Батюшка, что ты?!
Няня. Да неужто, хозяин, нет тебе избавления?!
Купец.Избавление есть, да не по мне оно; спастись могу я только дорогой ценой, страшным выкупом…
Дочери. Какая цена, какой выкуп, батюшка?
Купец.Доченьки мои милые, остаться мне свой век доживать, коль одна из вас махнет трижды цветочком аленьким, да пойдет вместо меня жить во дворец заколдованный, будут там у нее хоромы богатые, будет много слуг невидимых, житье привольное, только не видать ей человеческого лица во веки…
Молчание.
Капа. Скажу я, дорогой батюшка: тебе и так житье недолгое, а нам только жить начинать, неужто хочешь ты погубить нас, батюшка?
Купец.Может ты и права, Капушка, только сердце у тебя ка-менное.
Фиса. Надо тебя, батюшка, от смерти выкупить, – только дело наше сторона, – для кого ты цветочек сорвал, тот пускай тебя и выру-чит…
Аленушка, собрав в узелок пожитки и повязавшись платочком, подходит к отцу, кланяется ему в пояс.
Аленушка. Благослови, батюшка…
Няня  (удерживая ее). Аленушка, что ты…
Аленушка. Я пойду за тебя, батюшка…
Купец.Аленушка, любимица моя, младшенькая моя, пусть ум-ру я, старый, смертью любою, но ты не ходи…
Аленушка. Не плачь, не тоскуй, батюшка, не плачьте, сест-рыньки и нянюшка, не оплакивайте меня живую, буду служить ему ве-рой-правдой, может он надо мною и сжалится, отпустит домой к тебе, батюшка.
Купец.Отдай, отдай цветок, Аленушка, не пущу тебя, один свет ты в моем глазу, одна радость в моем саду…
Аленушка. Прощай, батюшка… (Вырывается из его объятий, отбегает в сторону.) Прощай, родной дом!..
Взмахивает трижды аленьким цветочком и исчезает.
Купец.Что я наделал? Что сделал неразумный! Зачем тайну свою открыл?
Капа. Ах, Аленушка, да почто ты нас покинула!
Фиса. Ой, пропадет сестра наша младшенькая! А все ты, Капка, ты старшая, тебе и идти было!
Капа. Сама виновата, зачем сказала, что Аленке туда идти!
Няня. Да не ссорьтесь вы, девки. Прощай, хозяин.
Купец.Куда ты, нянька?
Няня. Пойду в леса дремучие муромские, пойду искать мою Аленушку, не оставлю ее в беде, кровиночку мою.
Сестры. Ой, сама пропадешь в лесу, нянька!
Купец (кланяясь ей). Иди, нянюшка, будь моей Аленушке све-том-утешением на чужой стороне. Скажи ей, что день и ночь за нее болит мое сердце отцовское!..
Няня. Прощайте!.. (Уходит в путь.)

Картина пятая

В темноте слышно несвязное бормотание Бабя-Яги. Освещается снизу ее лицо, склонявшееся над кипящим котлом. На плече у нее сидит сова с горящими во мраке желтыми глазами. Пар, клубясь, поднимается от котла, окутывает лицо Бабя-Яги сизым туманом. За спиной Бабы-Яги черный, густой мрак.

Баба-Яга. Кипи котел, закипайте, травы дурманные, ва-ритесь, кости жабьи да лягушачьи… (Колдует над котлом.)

Как под камушком горючим,
Как под кустиком колючим
Лежит доска,
Под доской тоска!
Ты плачь, тоска!
Ты плачь, тоска!
Ты рыдай, тоска!
Ты, лети, тоска,
Ввысь – подвысь!
Ты кипи, тоска,
Зельем варись!
Дымком дымись.
Рядом  с Бабой-Ягой появляется Кикимора.
Кикимора. Что варишь, хозяйка?
Баба-Яга. Зелье оборотное. Кого спрыснешь им – обратишь в зверя рыскучего, тварь ползучую, птицу поднебесную…
Кикимора. На кого варишь, беду готовишь?
Баба-Яга. На того, кто мне поперек пути станет.
Кикимора. Да уж стали тебе поперек дороги, а ты не ведаешь.
Баба-Яга. Кто встал? Кто осмелился?
Кикимора. Купецкая дочь во дворце заповедном живет, у нее цветок аленький.
Баба-Яга. Беда, беда нам, Кикимора, коль снимет она с двор-ца мое заклятие, кончится в лесу наше царство!
Кикимора. Погуби, погуби ее, Баба-Яга, не то все мы погиб-нем!
Баба-Яга. Погублю, только б мне во дворец пойти… (Насто-рожились.) Чую, шаги человечьи в лесу слышу, русский дух чую…
Обе прислушиваются.
Кикимора. Идет по лесу человек, сучья под ногой потрески-вают.
Баба-Яга.  Кликни Лешего, пусть заведет прохожего через чащи густые, через болота пустые, ко мне сюда…
Кикимора. Бегу… (Исчезает.)
Баба-Яга колдует за котлом.
Кикимора втаскивает на освещенное место женщину и срывает с нее платок. Перед Бабой-Ягой стоит старая няня Аленушки.
Баба-Яга. Зачем в пору ночную по лесу бродишь, в мои вла-дения заходишь? Аль не боишься меня, старая?
Няня. А ты не пугай, не пугай меня, не дитя я, чтоб пугаться всякой нечисти. А коль иду по лесу, так значит надобно…
Баба-Яга. Ишь, какая храбрая.
Няня. А уж какая есть… (Хочет идти.)
Баба-Яга. Стой. Куда направляешься?
Няня. Куда сердце ведет. К своей Аленушке, ищу ее, стоскова-лась по любимице. Пусти, пойду…
Баба-Яга. Не пойдешь. Не пойдешь ты к своей Аленушке. Я за тебя к ней пойду…
Няня  (засмеялась). Ты? Да как ни добра Аленушка, она тебя прогонит с глаз прочь!
Баба-Яга.  Не прогонит! Не прогонит, коли приду я в твоем обличьи… (Забормотала непонятные слова проклятия.) Гляди! (Удари-лась о земь  и превратилась в двойника няни.)
Няня. Ах ты, чудище! Да я скажу Аленушке…
Баба-Яга. Не скажешь. Больше ты никому ничего не скажешь. (Зачерпнула ковшом кипящую воду из котла.) Будь же ты голубем, пти-цей тихой, летай по свету белому и тоскуй до конца дней своих… (Брыз-гает на нее из ковша.)
Няня вскрикивает и исчезает. На ее месте кружится с жалобным криком голубь. Кружится и улетает.
Кикимора (визгливо смеется). Хи-хи-хи… Пропала старая, пропала…
Баба-Яга. Смотри за котлом, Кикимора, а я в путь отправлю-ся…
Кикимора. Куда же ты идешь?
Баба-Яга. Во дворец заповедный. Погублю малую дочь ку-пецкую. (Уходит.)
Затемнение.
В темноте стихает бормотанье и смех Кикиморы.

Картина шестая

Перед занавесом.

Аленушка. Ох, страшно мне идти в мир неведомый безвоз-вратно. Не увидеть никогда ни батюшки, ни нянюшки, ни родных сес-тер, не услышать живого слова русского. Сердце холодеет, ноги каме-неют… Не пойду, – вернусь домой. (Идет прочь, но снова возвращается к камню.) Нет, что ж я… Смерти хочу батюшки?.. (Решительно подни-мает аленький цветочек.) Слышь, хозяин неведомый дворца чудесного, вот я, Аленушка, пришла вместо своего родимого батюшки, пришла я жить у тебя навечно!

Занавес подымается.

Дворец. Солнечное утро. По палатам идет Аленушка с узелком в одной руке, с аленьким цветочком – в другой. Озирается по сторонам, дивится богатству.
Аленушка. Сколько камней самоцветных, сколько тут бо-гатств несметных. А краса-то какая невиданная!

Музыка звучит в палатах. Все оживает по мере прохода девушки. Фонтан начинает бить веселыми струями, из-за кустов сада выходят, горделиво распуская хвосты, павлины, в ручье плывут белые лебеди. Раздается птичий щебет, много мелких красивых птиц порхают по саду. Аленушка опускает узелок на пол. Подходит к кусту, с которого сорван аленький цветочек.

Вот где сорвал батюшка аленький цветочек. Воротись, цветик, на ме-сто… (Подносит цветок к стеблю, с которого он сорван).
Ветер набегает на куст и шевелит листья. Цветок прирастает к стеблю и покачивается на ветру, благодарно кивая Аленушке.
Ну, вот и хорошо. Цвети, цвети на родном кустике. (Кланяется цветку.) Чаяла я, глупая, что принесешь ты мне счастье, а вышло так, что навек я рассталась с домом родным, с родимым батюшкой, любимой нанюш-кой… (Села на скамью, рукой щеку подперла.) И хорошо тут, а дома хоть бедней, да радостней. Что-то сейчас делают Капа с Фисой? Что-то делают батюшка с нянюшкой?
Тихая музыка, из-под земли поднимается стол, уставленный яст-вами, питиями и плодами всевозможными.
(Всплескивает руками). Ну и дело, – обед вспомянула, а тут сразу стол с яствами. И сколько тут вкусных кушаний! (Пробует.) А питье какое холодное, да благоуханное. (Поставила чашку.) Ну, спасибо дорогому хозяину, кто бы ни был он…
Стол уходит под землю. В сад влетает белый голубок, воркуя хо-дит у ног Аленушки.
Ах ты, голубок беленький, воркуешь, милый, нет у меня ни зерна бело-ярого, ни конопляного семечка покормить тебя, ласкового…
Вмиг в ее руках оказывается золотое лукошко, полное зерен.
(Тихо вскрикивает.) Золотое лукошко, а зерна как жемчуга отборные. Гули, гули… (Сыплет зерна.)
Голубок клюет, воркуя.
Ах, голубок, птица светлая, клюй зернышки отборные, да не мне спаси-бо скажи, а здешнему хозяину. Видно не страшен он, коли обо мне так заботится, все мои желания исполняет. Видно на меня да на батюшку за цветок аленький он не гневается и будет мне господином милостивым.
Ветер пробегает по саду. Слышит Аленушка тихий голос невиди-мого хозяина, и звучит он теперь мягче и ласковей.
Голос. Не господин я тебе, а слуга послушный, девонька.
Аленушка вскрикивает, выпускает лукошко.
Голубок улетает.
Аленушка. Ты… Ты тут, господин мой добрый…
Голос. Не господин, не господин, Аленушка, – верный твой раб, девонька славная. Ты – госпожа моя, рад буду служить тебе, все исполню, что душа хочет…
Аленушка. Все, что захочу?
Голос. Все, кроме одного.
Аленушка. Чего же?
Голос. Не проси только отпустить тебя в родимый дом.
Аленушка (вздохнув). В твоей воле я, хозяин ласковый, но не в моей воле дом родной забыть.
Голос. Знаю, но не смогу отпустить тебя, – не будет жизни тут без тебя, Аленушка, каменные стены снова станут холодными, цветы повянут, речки иссякнут, деревья высохнут, свет померкнет солнечный…
Аленушка. Не уйду я, никуда не уйду…
Голос. Удалюсь я, госпожа моя, ждут меня заботы, дела неот-ложные. Все, что захочешь, скажи лишь, подумай даже – все исполнят мои слуги, твои невидимые прислужницы. Прощай, до завтра, Аленуш-ка…
Аленушка. Прощай, хозяин мой неведомый… (Прислушива-ется.)
Голос уже стих. Затихли удаляющиеся шаги. Аленушка идет по саду, входит в палаты.
И солнышко уж книзу клонится. Что-то дома у нас? Коров пригнали с выгона, сестры да нянюшка батюшку встретили, поужинали. (Садится на скамью, откидываясь на спинку.) Ах, какие сестрицы счастливые, живут в дому родном, в покое да радости… (Сонно). А мне тут все чужое, и богатства не радуют, и краса глаза не тешит… (Совсем сонно). Зато жить будет батюшка… А хозяина здешнего за ласку его сердечную я не буду печалить слезами… А станет невмоготу, ночью темной поплачу на своей постели девичьей… (Смолкает.)

Колыбельная тихая музыка. Аленушка спит. Появляется большая богато разукрашенная постель. Невидимые руки откидывают одеяла, взбивают подушки, поднимают Аленушку, несут к постели, снимают с нее платочек и башмачки, – платочек вешают на спинку постели, башмаки ставят у кровати. Кладут Аленушку в постель, тихо накры-вают одеялом.
Темнеет в покоях. Лунный луч падает на спящую Аленушку. За-темнение. Стихает музыка.

Картина седьмая

Снова в зачарованном дворце. Летний ясный день. Аленушка стоит у окна, освещенная солнечными лучами. За окном ветер гонит легкие облака,  покачиваются по ветру верхушки деревьев.

Аленушка. Ветер, ты ветер, быстрый, по всему ты свету ве-ешь, по всем странам ты пролетаешь, лети ты, ветер, на сторону нашу русскую, погляди ты, ветер, что на моей земле родной делается. Все так же ли цветут в садах цветики лазоревые, все так же ли зреют в полях хлеба золотые, журчат ли ручейки быстрые, шумят ли реки широкие, поют ли в поднебесьи жаворонки? Полети ты, ветер, на родимую сто-ронку, передай поклон мой низкий сестрам родимым, батюшке люби-мому, милой моей нянюшке.

Облака пролетают, за окном безоблачное небо, перестают пока-чиваться верхушки деревьев.

Скажи всем довольна я, и житьем своим, и лаской господина моего, и службой слуг невидимых. Только тяжко мне все время одной быть, ни-кого не видеть, – ах, кабы была со мной хотя бы старая моя нянюшка.

Стук в двери. Аленушка смолкает.

Голос  (за дверью). Открой мне, Аленушка…
Аленушка. Кто там?
Голос (за дверью). Это я, твоя нянюшка…
Аленушка (бросается к двери и вдруг останавливается). Ты, нянюшка?
По сцене тревожно летает голубок.
Голос (за дверью). Открой-ка, открой, впусти меня, Аленушка.
Аленушка (у двери). Почему у тебя голос такой глухой, ня-нюшка?
Голос (за дверью). Надорвала я его, тебя в тоске горячей кличу-ти…
Аленушка открывает дверь. Входит Баба-Яга в образе няни. Туск-неет и меркнет день, в окно видно, как по небу ползут серые тучи. Але-нушка отступает назад. Голубок с криком вылетает в сад.
Баба-Яга. Здравствуй, моя ягодка…
Аленушка (обнимая ее). Здравствуй, нянюшка… (Отстраня-ясь.) Ох, как зябко от тебя. Почему от тебя так холодом веет, нянюшка?
Баба-Яга. Потому что туманами да росами пропиталась я, через луга поемные к тебе идучи…
Аленушка. Почему у тебя ноги стали такие большие, нянюш-ка?
Баба-Яга. Потому что о камни разбила их, к тебе через горы добиралася.
Аленушка. Почему у тебя руки стали такие цепкие, нянюшка?
Баба-Яга. Потому что много кустов колючих в лесах дрему-чих раздвинула, к тебе через чащи пробираяся…
Аленушка. Почему у тебя глаза такие маленькие да красные?
Баба-Яга. Потому что о тебе я все проплакала, светик мой.
Аленушка (подходит к ней). Ты прости меня, нянюшка, глу-пую, – не знала я, что тоска так может состарить…
Баба-Яга. И, полно, Аленушка, скажи лучше, как ты живешь в таком богатстве…
Аленушка. Хорошо я живу, нянюшка…
Баба-Яга. Хорошо, да взаперти. Чай обижает тебя хозяин твой?
Аленушка. Ой, что ты, нянюшка, добрее его на свете нет, раз-ве только мой родимый батюшка.
Баба-Яга. Ишь, как ты за него заступаешься. Уж не любишь ли ты его, Аленушка?
Аленушка. А как же не любить его за доброту да за ласко-вость. Нельзя не любить его, нянюшка…
Баба-Яга. А ты его видела, какой он?
Аленушка. Нет, нянюшка.
Баба-Яга. А как же можно любить человека, не видя его, Але-нушка?
Аленушка. Можно, нянюшка, можно, родимая…
Баба-Яга.  А что он от тебя скрывается?
Аленушка. А я, нянюшка, не спрашивала.
Баба-Яга. Глупенькая! Ты попроси его показаться тебе. Чего ему прятаться, раз такой он добрый да ласковый. И видом наверно кра-сив так, что ни в сказке сказать, ни пером описать.
Аленушка. Ах, нянюшка, и мне он таким видится: высоким да статным, с кудрями шелковыми, с очами синими.
Баба-Яга. Ну вот, видишь, сердечко правду сказывает. По-проси его показаться, Аленушка, очень попроси, – вот и увидишь.
Аленушка. Не стану я просить его об этом, – кабы он хотел, сам бы мне показался…
Баба-Яга. Ах, Аленушка, совсем ты дитя малое: да может быть он только и ждет, чтобы ты его попросила об этом.
Аленушка. Зачем же?
Баба-Яга. А ты попроси, – увидишь.
Аленушка. Не могу я, нянюшка.
Баба-Яга. Значит, мало ты любишь его, что не интересно тебе видеть его, своего друга милого…
Аленушка (помолчав.) Хорошо, нянюшка… Только горько мне будет, коль я обижу своего господина доброго. (Прислушиваясь). Шаги его слышу… (Громко). Здесь ли ты, мой верный друг?
Голос. Здесь, госпожа моя. Нет ли ко мне просьбы какой?
Аленушка. Есть у меня просьба, только сказать боюсь.
Голос. Не бойся, говори, все исполню.
Аленушка. Хочу увидеть тебя, хочу узнать, кто ты?
Легкий стон проносится по палате.
Голос. Не проси, не проси об этом, госпожа моя.
Аленушка. Покажись мне, очень прошу тебя…
Голос. Не надо, не надо, Аленушка…
Баба-Яга (тихо). Проси, проси пуще…
Аленушка. Ты исполни, исполни просьбу мою, неведомый.
Он молчит.
Баба-Яга (тихо). Моли его, моли…
Аленушка. Покажись мне хоть на одно мгновение.
Голос. Не могу, Аленушка…
Аленушка. Почему?
Голос. Страшен я, безобразен я, – все меня пугаются.
Аленушка. Не испугаюсь я тебя, милый мой.
Голос. Знаю, любишь ты меня за мою любовь к тебе, а как уви-дишь – противен стану тебе, возненавидишь меня, и умру я с горя.
Аленушка. Нет, нет, что ты, разве можно тебя возненавидеть мне,  тебя, такого доброго да хорошего… Покажись мне…
Голос. Не надо, не надо, Аленушка.
Аленушка. Да почему не надо? Да как бы ты страшен ни был, не разлюблю я тебя. А увижу тебя, все хорошо будет. Коли ты стар человек, будешь мне дедушкой, коли середович – станешь дядюшкой, если ж молод ты – будешь мне названный брат. И пока жива я – будешь ты мне всегда сердечным другом…
Тишина.
Голос. Не могу я тебе противиться. Не могу, – люблю тебя, Аленушка. Пусть погибну я, – исполню твою просьбу, девонька…
Аленушка. Покажись, покажись мне.
Голос. Так смотри же и прощай, любовь моя…
Вспыхивает яркий огонь и из пламени выходит безобразное Чу-дище, криворукое, с когтями, с двумя горбами, мохнатое, как паук, с торчащими из рта клыками, с крючковатым носом, как у беркута, и огромными немигающими совиными глазами. Аленушка вскрикивает, отшатывается и падает без чувств на руки Бабы-Яги. Чудище плашмя падает на камни пола, охватив лапами голову.
Чудище (с отчаянием.) Аленушка! Аленушка!..
Баба-Яга, держа Аленушку, злобно хохочет. Чудище плачет, вздрагивая огромным телом.

Действие третье

Картина  восьмая

Сад во дворе лесного Чудища. Ясный солнечный день. Бьют фон-таны, весело перекликаются птицы. Бежит Аленушка.

Аленушка (останавливаясь). Ау-у…
Голос (за деревьями). Ау-у…
Аленушка. Ау-ау-у… (Со смехом, убегая в аллею.) Ау-у…
Чудище (выбегая). Ау-у… (Остановился, подошел к пруду, по-глядел в воду, как в зеркало. Встал и опустил голову. Помолчал, покачал головой.) Ау-у…
Аленушка (выбегает.) Вот ты где, господин мой милостивый. Давай в жгуты играть!
Чудище. Давай, Аленушка!
Аленушка. Вот тебе моя жемчужная повязка, спрячь ее, а я отвернусь!
Чудище прячет повязку.
Можно?
Чудище. Можно.
Аленушка (ищет.) Ищу я жгут, ищу я заповедный!.. Тут иль не тут?!
Чудище. Холодно, холодно!
Аленушка (переходит, ищет.) Здесь или не здесь?
Чудище. Чуть теплее, чуть теплее!
Аленушка (переходит снова.) Может тут?
Чудище. Холодно, снова холодно!
Аленушка (перебегает.) А здесь?
Чудище. Горячо, горячо!
Аленушка (ищет.) Нету!
Чудище. Холодно, холодно!
Аленушка. Ага, вот где!
Чудище. Горячо, горячо.
Аленушка. Вот она! (Со смехом вытаскивает повязку.) Я победила! Я победила!.. (Весело танцует, напевая "я победила!" Вдруг обрывает танец, подходит к Чудищу.) Что же ты так скучен, опустил голову!
Чудище. Сядь со мной, Аленушка!
Аленушка. Сижу, господин ой. (Села.)
Чудище. Всем ли ты довольна, Аленушка?
Аленушка. Всем, ой, всем, мой ласковый!
Чудище. Не нужно ли тебе чего, Аленушка?
Аленушка. Ничего мне не нужно, все у меня есть.
Чудище. Проси, проси все, что хочешь, Аленушка. Попросишь звезды с неба – украшу тебя ими, попросишь ясный месяц – достану для тебя из-за туч, чтоб гляделась в него, как в зеркальце…
За деревьями появляется подслушивающая Баба-Яга.
Аленушка. Всем, всем я довольна, ничего мне не надо. (Вздохнула.) Разве только дом родной хоть в щелочку повидать.
Пауза.
Чудище. Аленушка…
Аленушка. Что?
Чудище. Очень я страшен?
Аленушка. Нет, что ты, ты такой добрый…
Чудище. Неужели не противен я тебе, Аленушка?
Аленушка. Противен? Ты?! Да за что?!
Чудище. Ах, девушка, сам себе я противен! Руки мои кривые, глаза мои красные, шерсть косматая, лицо безобразное.
Аленушка. Не терзай себя, господин мой, не пугаюсь я боль-ше тебя, хорошо мне с тобой, так тепло да ласково.
Чудище. Нет, нет, скрываешь ты отвращенье свое, добра ты со мной и ласкова не от любви, а от девичьей жалости…
Аленушка. И люблю я тебя, и жалею, господин мой милости-вый. И кабы могла, жизнь мою отдала бы за то, чтоб был ты счастлив и радостен…
Чудище. Ах, Аленушка, только не покидай меня никогда, умру я без тебя…
Аленушка. Не уйду я никуда из хором твоих, буду тебе слу-жить верно, буду другом твоим навечно…
За деревьями крадется Баба-Яга, подслушивает, спрятавшись.
Чудище. Нет мне жизни без тебя ни одного дня, нет без тебя жизни, Аленушка… (Быстро схватив ее руку, прижался уродливым лбом и убежал.)
Аленушка (грустно покачав головой). Бедный ты мой, бед-ный…
Баба-Яга выходит из-за деревьев с серебряным ковшом в руках.
Нянюшка, что ты так сердито на меня смотришь?
Баба-Яга. Не узнаю, не узнаю свою Аленушку. Где твое сер-дечко доброе? С Чудищем по саду бегаешь, аукаешься, а дома родной батюшка на смертной постели лежит, с белым светом прощается…
Аленушка. Что ты говоришь, нянюшка?
Баба-Яга. В ковше серебряном, на водице наговорной загада-ла я, и погляди сама в воду чистую, – увидишь лицо батюшки.
Голубок пытается выбить чашу, но сама Аленушка его прогоняет.
Аленушка. Покажи… (Глядит в ковш.) Батюшка, родимый мой батюшка… Вижу тебя… Глаза твои меркнут, щеки твои бледнеют… Горе, горе-то какое у нас, нянюшка… (Кричит вдаль). Ты приди, приди скорее, мой верный друг…
Чудище (выходит из-за кустов.) Здесь я, Аленушка…
Аленушка. Господин мой милостивый, господин мой добрый, ласковый, не гневайся на меня, не гневайся за просьбу мою…
Чудище. Какая же твоя просьба, Аленушка?
Аленушка. Отпусти ты меня на день один-единственный в родной дом, гадала мне нянюшка – нагадала батюшкину смерть…
Чудище. Страшна твоя просьба, Аленушка… Умру я без тебя.
Аленушка. Ах, господин мой, друг мой верный, тяжко мне, тревожно мое сердце, – отпусти меня на полдня только в родимый дом…
Чудище.  Не проси об этом, ну губи меня, Аленушка…
Аленушка. Отпусти меня хоть на один час, друг мой ласко-вый…
Чудище (помолчав, грустно). Не могу держать тебя, Аленушка. Возьми аленький цветочек, подними его высоко и очутишься там, куда сердце зовет…
Аленушка (берет цветочек). Спасибо тебе, милый мой, доб-рый мой…
Чудище. Иди, Аленушка, иди в родимый дом, но помни, если дорог я тебе, если не хочешь моей гибели, воротись к полуночи или умру я с последним ударом часов полуночным…
Аленушка. Я вернусь раньше, господин мой, друг мой, брат мой названный, я раньше вернусь… Верь мне, верь своей Аленушке… (Хватает Бабу-Ягу за руку.) Идем, нянюшка… (Поднимает руку с цветком.) Домой, домой, домой…
Цветок вспыхивает ярким отблеском. Аленушка и Баба-Яга исче-зают. Чудище падает на каменную скамью.
Чудище. Нет, не любишь ты меня, Аленушка…
Зеленый сад желтеет. Смолкают фонтаны. Желтые листья па-дают, кружась, с дерева.

Картина девятая

В доме купца. За окном хмурая погода. Купец и сестры окружили Аленушку. Баба-Яга в образе няньки стоит поодаль. Сестры осматри-вают Аленушку со всех сторон.

Капа. Кокошник-то, кокошник какой!  Словно у царевны замор-ской.
Фиса. А сарафан? Я такой парчи и не видывала. Вот сча-стливая!
Капа. А серьги, бусы какие!
Фиса. Башмачки сафьяновые. Вот счастливая!
Купец. Да полно стрекотать, дайте мне хоть взглянуть, обнять мою ласточку. (Любуясь Аленушкой.) Изболелось по тебе мое сердце, думал жив-здоров не буду от тоски. А и впрямь, хороша ты, словно солнышко поднебесное, и наряды у тебя царские.
Аленушка. Ах, батюшка, а мне милей дворца да нарядов цар-ских родимый дом да сарафанчик мой девичий, ситцевый…
Сестры. Ну и дурища.
Купец. Никуда я теперь тебя не отпущу, доченька, будь что бу-дет, а не вернешься ты.  Жизнь не в жизнь без тебя.
Аленушка. Что ты, что ты, батюшка, да ежели я минута в ми-нуточку в двенадцать часов не вернусь во дворец, то умрет в тот час хозяин мой ласковый…
Капа. Ну и пускай околеет…
Фиса. Туда ему и дорога…
Аленушка. Экие вы сестрыньки. Русское слово нерушимое. Да если я господину доброму за все его заботы, милости, за всю его любовь ко мне горячую смертью лютою отплачу, так не стою я того, чтобы на свете жить.
Купец (вздохнув). Тяжко мне, а правда твоя, доченька. Идем в твою горенку, там все, как при тебе осталось. Хочешь поглядеть?
Аленушка. Ох, хочу, батюшка… (Выходит.)
Капа. Ишь как ломается, будто и вправду жалеет чудище.
Фиса. Богатство ей бросить жалко.
Капа. Хоть бы глазком взглянуть.
Баба-Яга. Богато, ох, богато живет сестрица ваша, да не умеет она богатством своим пользоваться. (Капе). Тебя бы туда, была бы царицей истинной.
Капа. Ну, уж я бы сумела.
Баба-Яга. А тебе бы как наряды пошли! Пава была бы, право, пава.
Фиса хнычет.
А хотите, доченьки, по разочку там побывать? А?
Сестры.  Ох, хотим, еще как желаем.
Баба-Яга (лицемерно). Вы ведь для меня тоже кровиночки родные, не все же для одной Аленушки. Хочу и вам помочь богато по-жить…
Сестры.  Помоги, нянюшка. Озолотим тебя…
Баба-Яга. Ну, слушайте… (Осматриваясь.) У Аленушки за-ветный аленький цветочек. Надо тот цветочек взять. Кто его ввысь по-дымет, вмиг во дворце очутится… Вот вы по очереди побываете, наря-дов себе принесете…
Капа. Да как взять-то?
Фиса. Она его, верно, пуще глаза бережет?
Баба-Яга. А я вам помогу. Стану я сейчас вам будто сказку сказывать, и Аленушка подойдет. Напущу я на нее сон на минутку, а вы тут уже не зевайте, деточки…
Сестры. Да уж не прозеваем. Не вороны… (Сели в уголок.)
Вошла Аленушка, подсела к ним.
Баба-Яга (поворачиваясь к Аленушке, тихонько говорит). Спи глазок, усни глазок. Спи второй, усни второй. Спите глазыньки, усните глазыньки…
Аленушка засыпает.
Скорей, скорей, девушки.
Сестры. Сейчас, сейчас… (Пытаются вытащить у Аленушки цветок.)
Аленушка вздрагивает во сне. Они пугаются, отскакивают, потом снова лезут за цветком.
Капа. Есть…
Фиса. Вот он… Куда прятать-то?
Баба-Яга. За сундук положи…
Сестры прячут цветок за сундук, садятся в прежних позах.
Аленушка (просыпается). Я, никак, заснула.
Баба-Яга. Задремала, ясочка, задремала на минутку…
Капа  (оживленно). Пойдем, Аленушка, в сад, яблочков порвать, малинки пощипать…
Фиса. Пойдем цыплят покормить… (Уводит Аленушку.)
Баба-Яга (одна.) Ну, Аленушка, умрет теперь твой зверь лес-ной, и будет в лесу моя крепкая власть. (Достает из-за сундука цветок, сверкающий ярким светом.) Огнем жжет, глаза слепит… (Раскрывает окно.) Лети в грязи черные, лети в пески зыбучие, зарастай травой-муравой, заложись камнем, чтоб не увидел тебя глаз человеческий, чтоб не взяла тебя человечья рука. (Бросает цветок за окно.)
Входит Аленушка с отцом и сестрами.
Аленушка. И не просите меня, не надрывайте душу мою, не могу я остаться. Не могу погубить моего господина милого. Пора мне, время к полночи. Прощай, батюшка, прощайте, сестрыньки. Пойдем, нянюшка… (Вскрикивает.)
Купец. Что такое, доченька?
Аленушка. Цветок, цветок мой заветный. Обронился, потеря-ла!
Купец. Да найдем, найдем, не убивайся, Аленушка, дом ведь огороженный.
Все бросаются искать. Сестры стараются отвлечь Аленушку от сундука.
Аленушка (плача). И тут нет, и тут нет… Сестрыньки, милые, ищите, родненькие… Батюшка… Нянюшка…
Капа. Верно, в своей горенке обронила ты, Аленушка…
Фиса. Или в саду под яблоней…
Аленушка. Ой, скорей, скорей идемте к горенку, а ты, Фи-санька, возьми фонарь, в саду поищи… Нянюшка, поищи еще здесь… Скорей…
Аленушка, Фиса и Капа разбегаются.
Баба-Яга. Ищи, ищи, искать тебе до веку, искать, не сыскать.
Сестры возвращаются споря.
Капа. Я старшая, я первая и пойду.
Фиса. Ты всегда все себе тянешь.
Капа и Фиса подбегают к сундуку. Разом наклонились к нему, стремясь оттолкнуть друг друга.
Капа. Пусти…
Фиса. Нет, ты пусти…
Капа. Пошла прочь…
Фиса. Нет, ты пошла прочь…
Сестры разом шарят за сундуком и одновременно дико взвизги-вают.
Капа. Нянька, нету!
Фиса. Цветка нету!
Баба-Яга. Да неужто, деточки? Верно какая-нибудь из вас взяла да позабыла?
Капа (наступая на Фису.) Ты, ты украла. Отдай сейчас же.
Фиса. Воровка. Воровка. Отдай.
Начинается драка. Баба-Яга, смеясь, стоит в стороне. Купец и Аленушка входят.
Купец. Что это? Срам какой.
Аленушка. Сестрыньки, да что вы?
Капа. Отдай, Фиска, говорю – отдай.
Фиса. Сама взяла, а на меня валишь.
Купец. Перестаньте, бесстыдницы.
Сестры перестают драться.
Что тут приключилось, – говорите.
Капа. Хотели мы, батюшка, в заповедном дворце побывать, да и взяли у Аленушки цветок…
Аленушка. Ах, отдайте его скорей, скорей…
Фиса. Положили его за сундук, а теперь его так и нет…
Аленушка. А где же он?
Капа. Фиска украла.
Фиса. Капка взяла.
Купец. Что же вы наделали! Ищите скорей.
Аленушка. Ах, скорей, скорей, сестрыньки…
Часы ударяют в первый раз.
Полночь… (Плачет). Неповинна я, неповинна перед тобой, друг мой ласковый…
Часы бьют в третий раз.
Иду к тебе…
Баба-Яга. Поздно. Поздно. Бьет полночь.
Аленушка (завязывая платок). Через море, через леса, через двадцать царств пройду, а дойду к тебе хоть к живому, хоть к мертво-му…
Часы бьют в пятый раз.
Баба-Яга. Пять…
Часы бьют.
Шесть… Поздно…
В окно сильный стук.
Купец. Птица в окне бьется, просится.
Баба-Яга (бросаясь к окну.) Голубь… Прогнать его…
Аленушка. Нет, нет, может он весть от милого мне несет, по-следние словечки прощальные…
Распахнула окно. Влетел голубь с цветком в клюве.
Баба-Яга (убегая от голубя.) Сгинь, сгинь, сгинь…
Голубь летит к ней, ударяет ее цветком, и Баба-Яга провалива-ется. Голубь подлетает к Аленушке, подает ей цветочек, а сам ударя-ется об пол и превращается в няню.
Аленушка. Нянюшка!
Купец. Диво-дивное!
Няня. Спеши, спеши, Аленушка…
Аленушка (поднимает цветок). Чтоб быть мне сейчас, этой минуточкой во дворце у моего милого… (Исчезает.)
Купец. Аленушка…
Удар часов.
Одиннадцать…
Няня. Не успеет. Бедная Аленушка!

Картина десятая

Сад дворца. Все во дворце увяло, поблекло, покрыто печальными красками осени. Молчат фонтаны, не слышно птиц. Чудовищные пол-зучие кусты с шипами острыми закрывают сад, как занавес. По саду в страшной тревоге бежит Аленушка с аленьким цветочком в руке.

Аленушка. Где же ты, где ты, мой верный друг? Отзовись… Отзовись, пришла я, поспела в последнюю минуточку…
Молчание.
Где же ты? Где, мой милый? (Устало опускается на скамью.)
Тишина.
Ах, виновата я, виновата перед тобой… Что же ты меня не встречаешь? Ты на меня рассердился? Я отслужу вину свою всей моей жизнью… (Встает, идет по саду подавленная.) Не молчи, не молчи, отзовись же… Мне страшно без тебя, не мил мне без тебя свет белый, нет мне без тебя жизни…
Кусты терновника раздвигаются, виден куст без аленького цве-точка. Около куста, обнимая увядший стебель, лежит Чудовище.
Здесь!.. (Бросается к нему.) Встань, встань, пробудись от сна глубоко-го… Ведь ты спишь, правда? Спишь?
Чудище лежит неподвижно.
Ну, пробудись, открой свои глаза добрые, говори со мной, – дай услы-шать голос твой ласковый… Это я зову, я, Аленушка… Молчишь?.. Не слышишь?.. (Гладит его, обнимает, прижимает к себе, плачет.) Ты встань, пробудись, мой любимый, мой радостный, – люблю тебя не как друга, люблю тебя, как жениха желанного… (Целует его крепко.)
Ярко вспыхивает аленький цветочек. Аленушка закрывает руками глаза. Чудище исчезает, на его месте красивый юноша, в богатых пар-чевых одеждах.
Юноша. Встань, открой лицо, Аленушка…
Аленушка (открывая лицо). Кто ты?
Юноша. Разве ты не узнаешь меня?
Аленушка. Нет, я тебя и во снах своих не видела…
Юноша. Разве голос мой ты забыла, моя ненаглядная?..
Аленушка (встает, робко). Кто же ты?
Юноша. Я тот, кого полюбила ты безобразным чудищем. Суж-дено мне было таким жить, пока не полюбит девушка меня такого без-образного. Одиннадцать девушек жили до тебя в моем дворце и только ты, двенадцатая, полюбила меня таким, как есть. Теперь чары злые Бабы-Яги рассыпались. Дай мне руку, невеста суженая… (Берет ее за руку.)
Мгновенно сад волшебно преображается. Исчезают ползучие кусты. Снова и еще пышнее расцветает сад. Загораются стены дворца самоцветными камнями. Гремит музыка. Юноша и Аленушка идут мимо кустов. Кусты сада превращаются в ряды богато одетых людей, громко поющих славу своему господину и его невесте Аленушке.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии

  1. Bergernesa

    Поставил сказку режиссер Леонид Лукьянов, работавший еще с Александром Таировым, и с тех пор через «Аленький цветочек» прошли такие, например, артисты, как Вера Алентова и Владимир Высоцкий. Замечательные декорации, костюмы, баба Яга летает в ступе так правдоподобно, что моя пятилетняя дочь неделю ходила под впечатлением!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.