Русалочка

Спектакль «Русалочка» Л. Разумовской — это второй мой спектакль. Спектакль «Русалочка» был поставлен в 1998 году. Когда мы его ставили, репетировали, я думал, что уже не будет того волнения, которое я испытал в первом выступлении (Любовь к трем апельсинам), приятного волнения.

Но все было как в первый раз — это очень приятное состояние. Потом в последствии я уже заметил, что первый выход на сцену с новым спектаклем — ощущения те же. Это когда выступаешь третий, четвертый раз с одним и тем же спектаклем, то уже как на работу — вышел, отыграл, ушел. Поэтому я люблю сейчас ходить либо на премьеру, так как актеры играю с чувствами, вкладываются в роль, правда на премьерах часто случаются накладки, но это нормально. Либо на второй или третий показ, когда все выявленные недочеты устранены, а актеры еще не «привыкли» к спектаклю.

Спектакль «Русалочка» — действующие лица и участвующие в постановке

Русалочка О. Письменюк, Т. Кудрякова
Русалки, ее сестры Я. Малофеева, Е. Буторина, Е. Пилипенко, С. Лахнова
Бабушка русалочки Ю. Титова, В. Цудаевич
Ведьма А. Коптякова
Осьминог Ося М. Коняев
Принц Д. Русинов
Принцесса Е. Кочарина, Е. Власова
Король М. Белоусов, О. Абросимов
Королева А. Павлова
1 Министр М. Канин
Военный министр П. Шульженко
Министерство «Гласнарода» Д. Стругов, С. Юшков, С. Бобылев
Птички И. Панова, Н. Каупенян, Ю. Тимофеева
Стражник М. Коняев
Режиссер Т.В. Иванова
Хореограф Е.В. Шишикина

Фотографии со спектакля «Русалочка»

 

«Русалочка» (Л. Разумовская)

СЕСТРА МОЯ РУСАЛОЧКА

(По мотивам сказки Андерсена «Русалочка»)

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Русалочка.

Русалочки — ее сестры.

Старая бабушка русалка.

Морская ведьма.

Осьминог Ося.

Рыбки.

Первый министр.

Военный министр.

Министр «Глас народа».

Король.

Королева.

Принц.

Принцесса.

Птички.

Леший.

Наяда.

Дриада.

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

 

Картина первая

Подводное царство. Дворец Морского царя. Дочери царя Русалки ожидают возвращения младшей сестры.

1-я русалка. Сегодня праздник!

2-я русалка. Меньшей из сестриц исполнилось пятнадцать.

3-я русалка. Наконец, впервые ей разрешено, покинув отчий дом, всплыть на поверхность моря.

4-я русалка. Бедняжка, как она завидовала нам, когда мы воз­вращались, наглядевшись на небо синее!

5-я русалка. Ты помнишь ее вопросы: «Что значит небо? Что такое небо»? И как мы ни пытались объяснить, она не пони­мала.

1-я русалка. Разве можно словами объяснить чудесное?

2-я русалка. Нет, сестры, лишь глазам открыта радость мира.

3-я русалка. Ах, милые, тот незабвенен день, когда впервые под­нялась я к солнцу! Я думала, оно меня убьет, иль я ослепну. Невольно я зажмурила глаза. Когда ж открыла — синева! По­всюду — и в небе, и в воде, и в воздухе, дрожащем полдневным зноем…

4-я русалка. А я впервые поднялась на волны, когда луна сияла в полной славе и падали, и загорались звезды, как факелы, на покрывале ночи. Как бриллиантовое ожерелье светился Млеч­ный путь.

5-я русалка. Я увидела землю в серебре впервые, зимой хрусталь­ной. И с тех пор, мне кажется, что ничего прекрасней жемчуж­ных одеяний зимы на свете нет. И свет недаром называют бе­лым.

1-я русалка. А в белом свете деревья есть еще, четыре раза в год меняющие облик. И птицы в них живут, чьи песни так сладост­ны весной, что поневоле сжимается тоской и негой сердце.

2-я русалка. А вы видали ль горы? В поднебесной нет ничего величественней их. Вершинами они уперлись прямо в небо, и вечные снега на их макушке смешались с облаками.

3-я русалка. Как чуден мир!

4-я русалка. Как мир огромен!

5-я русалка. Какое счастье, что родились на свет русалками!

1-я русалка. Когда бы были мы простые рыбки, то никогда на мир земной взглянуть нам не пришлось бы.

2-я русалка. Благо! Благо всем, кто солнечный увидел свет!

Проплывают золотые рыбки.

Рыбки (поют):

В глубоких глубинах

так сонно, так мирно,

так сладко, спокойно,

так ненарушимо,

так медленно время течет.

В глубоких глубинах

так мирно, так сладко,

без слез и печалей,

уснем, когда кончатся игры

и юные песни родившихся вновь

зазвучат.

Уплывают.

3-я русалка. Вы слышали их песню, сестры? «Как мирно, и тихо, и ненарушимо…»

4-я русалка. Как сладко-спокойно, дремотно и вольно…

5-я русалка. Блаженно подводное царство без слез и тревог. Про­менять на суровые бури земные его не хотим мы.

1-я русалка. Прекрасна земля, но прекрасней сто крат глубинные воды морские, где мы родились, где вскормила нас мать, где отец наш всему повелитель.

2-я русалка. Где мы безмятежно росли и безмятежно умрем.

3-я русалка. Смотрите, вон Русалочка! (Зовет.) Сестрица!

4-я русалка. Назад плывет. Спешит.

5-я русалка. Скорее к нам, Русалочка!

1-я русалка. Русалочка! Родная! Счастливый день! Мы за тебя так рады!

Появляется Русалочка.

2-я русалка. Ну, что ты нам расскажешь?

Русалочка (грустна и задумчива). Ничего.

3-я русалка. Как ничего? Что ты видала?

Русалочка. Корабль один…

4-я русалка. И дальше?

Русалочка. Люди в нем… и среди них…

5-я русалка. Кто?

Русалочка. Так… Никого. Мне нездоровится, простите. Мне хо­чется побыть одной. Пришлите бабушку.

1-я русалка. Какая странная!

2-я русалка. Больна!

3-я русалка. Бледна!

4-я русалка. Чуть дышит!

5-я русалка. И это в день такого торжества!

Уплывают.

Появляются Золотые рыбки.

1-я рыбка. Здравствуй, Русалочка. Говорят, сегодня у тебя день рождения?

2-я рыбка. Мы приготовили тебе подарки.

3-я рыбка. Вот коралловые бусы.

4-я рыбка. Вот перламутровая раковина. Говорят, она приносит счастье.

5-я рыбка. А это самая большая в море жемчужина. Ты можешь привязать ее к своему хвосту, как это делает твоя бабушка.

Русалочка. Спасибо, милые.

1-я рыбка. Мы тебя очень любим, Русалочка.

2-я рыбка. Ты так добра.

3-я рыбка. И у тебя такой чудесный голос.

4-я рыбка. Говорят, сегодня во дворце Морского царя бал в честь твоего совершеннолетия?

Русалочка. Да. Я вас приглашаю, рыбки. Пожалуйста, приходи­те.

5-я рыбка. Спасибо тебе, Русалочка, мы обязательно придем.

Рыбки. Прощай. Будь счастлива, Русалочка!

Уплывают.

Русалочка. «Будь счастлива, Русалочка…» Но что такое счастье? Жить на земле. И видеть — его.

Появляется Старая бабушка-русалка.

Бабушка. Ну, здравствуй, именинница! С чего это надумала бо­леть? Мне двести семьдесят шестой пошел, и то, как молодая, я стану на балу плясать сегодня. Ох, кости ноют, спасу нет, замучил ревматизм проклятый! Дай поцелую. С праздником тебя! С днем именин! Носи на счастье! (Вешает ей на шею ожерелье.)

Русалочка. Спасибо, бабушка.

Бабушка. Да что с тобой и впрямь? Бледна. Дрожишь. Рассказы­вай, как провела свой первый день на воле.

Русалочка. Скажи мне, бабушка, что там, за небом, выше неба находится?

Бабушка. Ну и вопрос! Откуда же мне знать? Что выше неба… Странно… Зачем тебе?

Русалочка (взволнованно). О бабушка! Я вышла в мир иной, как из утробы матери выходят в мир младенцы! Там все другое! Всё! Другие существа. Другая жизнь. И я подумала… в под­водном царстве мы самые разумные, русалки, и только нам позволено увидеть волшебный мир земной. А для других его как будто и не существует. Но так же люди — может, и они способ­ны покидать свои пределы и улетать туда, за небо, выше неба, и видеть мир совсем необычайный. Непостижимый. Совершен­ный. Тайный. Невидимый простому взору… О бабушка, у меня закружилась голова от этой мысли! Как хорошо быть чело­веком!

Бабушка. Ну, что-то я не слышала, чтоб люди летали на небо. Иное дело — души бессмертные.

Русалочка (жадно). Что такое душа?

Бабушка. Душа — это такая… мм… субстанция… то есть идея… то есть… Ох, с образованием-то у меня, детка, не очень… Филосо­фы там разные уж больно ловко это все объясняют, но я скажу тебе по-простому. Люди отличаются от нас не только тем, что живут на земле и вместо рыбьего хвоста у них две подпорки, но тем, что они никогда не умирают, то есть, когда они умирают, остается их бессмертная душа, которая и улетает, как ты гово­ришь, в другие миры. И это самая душа есть только у людей и больше ни у кого, поэтому они — венец создания. А душа -это, деточка, такая способность… такой дар любить! Вот как я понимаю эту проблему.

Русалочка. Что значит — любить?

Бабушка. Ну, я, конечно, этого не испытала, не буду врать, но мне рассказывала моя бабка, а моей бабке — ее бабка, что любовь -это такое чувство… такое чувство… Тебе этого не понять.

Русалочка. Какое чувство, бабушка?

Бабушка. Такое. Глупое, довольно, по правде говоря. Представь, когда один средь них влюбляется в другого — не спит, не ест, вздыхает, охает, худеет, короче, жить не может без него. Весь день, всю ночь сидел бы рядом, и глаз не отводил, и рук не отпускал бы. Когда же им судьба разлуку уготовит, тоскуют сильно, даже умирают. Вот их любовь, она подстать болезни.

Русалочка. Так значит любовь — болезнь?

Бабушка. Ну, в общем, да, конечно. Но говорят еще, сама не испы­тала, не буду врать, блаженство неземное дает любовь. Ума не приложу, что это за блаженство? Когда полюбят двое, весь мир для них преображается. Не постигаю — как? Но самое ужасное, что друг для друга они пожертвовать готовы всем: покоем, счастьем, славою и даже жизнью! За это их и наградили боги бессмертием души. Мне кажется, что зря.

Русалочка. Теперь я понимаю, что случилось… О бабушка, я по­любила!

Бабушка. Что? Что за ерунду ты мелешь! Кого? Когда успела? Русалки не умеют любить!

Пауза.

Русалочка (с улыбкой). Он плыл на корабле, украшенном огня­ми. Вокруг шумела, пела, ликовала толпа людей, а он стоял один… И странно, показался мне он чудно близок. Не знаю отчего… Как будто много лет мы были с ним знакомы, выросли как будто, с детства играли вместе. Даже мысли, казалось мне, его известны. О чем-то он задумался глубоко, потом взлянул на небо и вздохнул, так горестно… И поняла я, что тоскует он о звездах дальних, как я… Вокруг веселье шло. Матросы опро­кидывали чарки с вином и пили за его здоровье. А он стоял один. И были сини его глаза. Синее моря, голубее неба. И на приветствия людей он улыбнулся, и увидала я изгиб нежней­ший губ… Не знаю отчего, мне захотелось плакать. Он показал­ся мне ребенком беззащитным. Сердце от жалости к нему пере­вернулось, не знаю отчего.

Бабушка. И кто ж он был такой, ну, этот, о котором ты говоришь?

Русалочка. О, юный принц! Я слышала, его так называли на корабле. Представь, ему исполнилось шестнадцать день в день со мной. И праздник устроили в честь дня его рожденья. Какое совпаденье чудное, не правда ли?

Бабушка. Не вижу пока я никакого чуда. Дальше что?

Русалочка. Он… он ушел. В тоске, мне непонятной, забилось сердце. При одной лишь мысли, что больше не увижу я его, все у меня внутри похолодело. В отчаяньи вкруг корабля я за­металась…

Бабушка. Вот глупая! Тебя могли заметить и убить.

Русалочка. Ты шутишь? Разве люди убивают?

Бабушка. Все убивают. И в подводном мире, и на земле. Вспомни-ка акул, зубаток, да мало ли… Таков закон природы. Но нам, миролюбивым русалкам, он не по нраву.

Русалочка. Но почему такой закон?

Бабушка. Кто знает…

Русалочка. Но, бабушка, акулы — страшные, а люди так пре­красны!

Бабушка. А мы для них — чудовища хвостатые! Чудовищ же боятся иль убивают. Ну, ладно, не мрачней, рассказывай, что принц? Куда он запропал?

Русалочка. Не знаю. Потемнело внезапно небо. Ветер налетел такой, что их корабль швыряло, словно щепку, и волны вспени­вались выше мачт. Корабль раз, другой нырнул в пучину и стал тонуть. Я видела отчаянные лица, и крики всех смешались с ревом бури в один протяжный вой. И на мгновенье из воды мелькнуло его лицо. Держась одной рукой за доску, он на волне пытался удержаться. Сначала я обрадовалась очень, что он утонет и на дно пойдет, но тут же вспомнила, что люди к нам попадают только мертвецами.

Бабушка. Уж это верно.

Русалочка. Тогда я быстро подплыла, он был уж без сознанья, и вынесла его на берег… Буря вмиг улеглась, и ослепительное вышло солнце из туч… Лежал он без движенья, как будто по­груженный в глубокий сон. А я его держала — о бабушка! -в своих объятьях! Боясь пошевелиться, я слушала его дыханье. И лицо его так было близко… Вдруг на мгновенье он открыл глаза и, показалось мне, меня увидел. И вновь закрыл. И губы его чуть затрепетали. И я не удержалась. Я прикоснулась к его губам. Так нежно, бабушка! Но он, почувствовав прикосно­венье, вздрогнул. Я ж, испугавшись, что очнется он, вмиг отско­чила, бросилась за скалы и спряталась. А он лежал, раскинув руки, на песке горячем, по-прежнему не приходя в сознанье. Вдруг из-за сосен появились люди. И девушка одна в воздуш­ном платье, его увидев, бросилась бежать. О как она бежала! Легче ветра, стремительней стрелы, быстрее птицы!.. Мой не­уклюжий хвост с тех пор мне стал противен.

Бабушка. Ну-ну, разговорилась больно! Хвосты для нас, русалок, то же, что ноги для людей. Как без хвоста ты станешь плавать? К тому же это красиво… Ну, что потом?

Пауза.

Русалочка. Потом они ушли.

Бабушка. Прекрасно! Чего же ты расстроилась, дуреха? Они ушли к себе, а ты к себе. Ведь вы живете по разные границы моря, и преступать их никому нельзя. Ни людям, ни нам.

Пауза.

Русалочка. Бабушка, я люблю его.

Бабушка. Кого? Мальчишку? Принца? (Рассмеялась.) Послушай, милая, не хотела я тебе говорить раньше времени, но так уж и быть. Пока ты там плавала и занималась всякими глупостями, могущественный царь Средиземного моря прислал к твоему отцу сватов. Сегодня вечером он пожалует к нам во дворец. Пожалуйста, будь с ним поласковее. Он очень красив. А бо­гат!.. Когда я была помоложе… лет на двести, я как-то танцевала у него на балу. Дворец, я тебе скажу — сказка! Из отборного янтаря, а что касается жемчугов да кораллов…

Русалочка. Бабушка! О чем ты говоришь?!

Бабушка. О женихе твоем.

Русалочка. Неужели ты ничего не видишь?

Бабушка. Интересно, а что это я, по-твоему, должна видеть?

Русалочка. Я уже не русалка, бабушка.

Бабушка. Вот те на! А кто ж ты такая?

Русалочка. Не знаю… Мне кажется, я человек почти. Вот только хвост…

Бабушка. Вот именно! Хвостатая ты обезьяна! Как мысль бес­путная такая могла в уме беспутном зародиться! Да знаешь ли, что люди…

Русалочка. О, они прекрасны!

Бабушка. Прекрасны — от слова приукрашиваться! Ясно? Да, приукрашивать себя они горазды! Но стоит краску смыть, и на поверку окажется — они коварны, злы, несправедливы, жесто­ки, лживы, неверны. Перечислять — так и пороков таких не сыщешь под водой, которыми они блистают!

Русалочка. Зато у них душа бессмертная.

Бабушка. Далась тебе душа! Зачем я только рассказала сдуру? Душа! Подумаешь!.. Послушай, триста лет отпущено русалкам. Хоть не бессмертие, а все же срок немалый. Подумай только, триста лет привольной жизни! Свободные мы жители морей. Нам ничего не нужно, избавлены от тягот низкой жизни, и нет у нас врагов, и страх нам неизвестен, и рабский труд — про­клятие людей — нам незнаком. Веселье, игры, танцы и песни дивные — вот наш удел счастливый. И никому мы не подвласт­ны в мире, и каждая из нас владеет правом собой распоряжать­ся — кто как хочет. А на земле свободы ты не сыщешь, и люди все разделены враждой жестокой. С тех пор как мир стоит, они оружия из рук не выпускают, и мудрецов своих они не слышат. Безумные, в погоне за богатством они скорее уничтожат землю, но не уступят ничего друг другу!

Пауза.

Русалочка. Ты очень убедительно сказала, но это все равно. Я приняла решенье, и ничто меня не остановит.

Бабушка. Что ж это за решение?

Русалочка. Жить на земле. С людьми.

Бабушка. Но люди… подожди! Ты знаешь ли, что срок их жизни краток? И тьма болезней на земле, и от любой — умрешь. И как же ты, с хвостом? Они тебя тотчас изловят сетью. Посадят в клеть с водой и будут приходить с детьми, и на тебя глазеть как на морское чудище. Позор! Дожить мне до такого часа! Прочь с глаз моих! Вот рассержусь! Вот все отцу скажу! Уж он тебя! Ступай. Совсем с ума свела прабабку… Постой! Куда ты собралась?

Русалочка. Так… погуляю немного в саду.

Бабушка.   Ну,   умница.   Ну,   погуляй   немного.   Поразмысли. А я пойду поем. Как рассержусь, так аппетит такой, что кажет­ся, слона бы проглотила… Ты, детка, вот что, не грусти. Не ты одна была обольщена землею. Так каждая из нас когда-то, увидевшая свет впервые, грустила по ночам о людях. Поверь мне, все пройдет, забудется, привыкнешь и ты к земле, к ее красотам дивным. Ведь ты вольна на волны подниматься хоть каждый день. Никто тебе не запрещает свободно плавать. Ну, а жить должны мы там, где родились. Поверь, я старая, я муд­рая, я знаю, что говорю… Целуй сюда и вечером изволь мне быть веселой. Ведь женихам побольше улыбаться нужно. Про­щай. До вечера.

Русалочка уплывает.

Ох, молодость! Ох, кровь играет как! А говорят, холодные русалки!.. Ох, ревматизм! Пойду поем, однако.

 

Картина вторая

 

Жилище Морской ведьмы. Морская ведьма проводит опы­ты. Перед ней булькающий чан и огромное количество разных бутылок, банок, склянок и пробирок.

Русалочка. Здравствуй, Морская ведьма!

Ведьма, не оборачиваясь, переливает что-то из пробирки в про­бирку.

Морская ведьма, здравствуй! Ведьма по-прежнему не реагирует.

Русалочка (подплывая к ней совсем близко.) Добрый вечер, бабушка Морская ведьма!

Ведьма (не глядя на нее). И что за народ пошел, ничего не пони­мают. Ведь русским же языком написано: не входить. Идет опыт. Опыт! Ты в школе училась?

Русалочка. Училась.

Ведьма. Ну? Что такое опыт, соображаешь?

Русалочка. Соображаю.

Ведьма. Так куда ж ты плывешь?

Русалочка. Мне очень нужно.

Ведьма. Всем очень нужно. Мне тоже нужно. А ты опыт сорвала. Научный. Табличку видала: «Не входить»?

Русалочка. Нет.

Ведьма. Как нет? Осип! Оська, акула тебя забери! Ты где? А ну, ближе плыви! Ближе, ближе давай, не стесняйся. Ну?.. Я тебя спрашиваю, ну и?..

Ося. Чего?

Ведьма. Работать будем или как?

Ося. А чего?

Ведьма. Да нет, я спрашиваю, работать будем или место занимать?

Ося. Дак чего надо-то?

Ведьма. Почему в научной лаборатории посторонние?

Ося (равнодушно). Дак что ли задушить?  (Хватает Русалочку щупальцами, она кричит.) Ведьма. Ты что?! Отпусти! Изверг! Ребенок ведь!

Ося отпускает Русалочку.

Сразу уж и душить! Ох, уволю я тебя, Оська, из своих замести­телей! Ты у меня пойдешь на пенсию, внуков няньчить. Уби­райся!

Ося уплывает.

Видала? Работнички! Намаялась я с ними. Сплошные нервные перегрузки. Ты им говоришь — работать, братцы, надо, обя­занности свои профессиональные выполнять, так они сразу душить бросаются. Ну и зачем это? Вот так просто, ни с того, ни с сего, первого встречного взять и задушить. Что это за стиль? Ведь на то у меня охрана есть. Кстати, а почему это тебя мои охраннички не слопали?

Русалочка. Морская ведьма, они спали.

Ведьма. Спали?! Охранники?! Нет, это уже все! Предел! Всех разгоню! Оська! Оська, акула тебя забери!

Появляется Ося.

Ося. Кого?

Ведьма. Чего — кого?

Ося. Кого задушить?

Ведьма. Всех не передушишь, болван!

Ося. Ну, не виноват я. Природа у меня такая душегубская. Возьмите к себе в замы кого-нибудь из наших интеллектуалов, дельфина, что ли…

Ведьма. Дурак ты, Ося. Дельфин-то мне скажет что-нибудь умное, я раз стерплю, два стерплю, а на третий раз возьму и на Север­ный полюс отправлю. Ты вот что, ты лучше приказ подготовь: «Всех уволить».

Ося. Всех?

Ведьма. Всех!

Ося. Всех-всех?

Ведьма. Ты что, глухой?

Ос я. Да нет.

Ведьма. Чего ж вздыхаешь?

Ося. Так безработица ж, волнения начнутся. Жалобы пойдут в Орга­низацию Морей Объединенных…

Ведьма. Ах негодяй! Уж я не вправе в своем дому уволить не­радивых ленивых слуг?!

Ося. Уволить можете.

Ведьма. Так увольняй скорее!

Ося. Волнения. Я вас предупредил.

Ведьма. Так… Прочь ступай! Пока я кислотою серной тебя со зла не облила!

Ося исчезает.

Ну нет, довольно. Наруководила. Хватит! Уйду в свободные художники. Назло! (Русалочке.) А ты чего все под ногами крутишься?

Русалочка. Морская ведьма, я пришла о помощи тебя просить!

Ведьм а. Чего? О помощи?!.. Нет, видно, сговорились они меня с ума свести сегодня. Я — ведьма, Ведьма! Или ты ослепла? Я — ведьма. И престрашная! Понятно? А ведьмы никому не помогают. Могу тебя сейчас я превратить… ты знаешь, в кого?!

Русалочка. Да, преврати, пожалуйста! За этим и пришла.

Ведьма (удивленно). В кого же?

Русалочка. В человека.

Пауза.

Ведьма. Да? А как это ты себе представляешь?

Русалочка. О, дорогая Ведьма! Говорят, что ты напиток пригото­вить можешь столь чудесный, что если его выпить — безобраз­ный хвост раздвоится и превратится в пару стройных ножек.

Ведьма. Ну, допустим, могу.

Русалочка. Поверь мне, если бы не крайность, не стала бы тебе я докучать своими просьбами. Ведь знаю я, как много ты рабо­таешь и важен труд твой.

Ведьма. Какая ж крайность тебе в ногах?

Русалочка. Я полюбила человека. Юношу. Прекраснейшего прин­ца.

Пауза.

Ведьма. Зачем тебе любовь? Она другим дается даром, тебе ж пла­тить придется.

Русалочка. Заплачу.

Ведьма. И тяжело.

Появляются Золотые рыбки.

1-я рыбка. Русалочка, вот ты где?

2-я рыбка. Мы так и знали, что ты здесь.

3-я рыбка. Мы подглядели, куда ты плывешь.

4-я рыбка. Ой, что делается во дворце!

5-я рыбка. Ой, тебя ищут! Все ищут!

1-я рыбка. А твой отец грозится запереть тебя на замок.

2-я рыбка. А мы сказали, что поплывем тебя искать.

3-я рыбка. А мы не скажем, что тебя видели.

4-я рыбка. Ой, Русалочка, а ты правда хочешь стать человеком?

5-я рыбка. Ой, как это страшно! Как страшно!

1-я рыбка. Ой, какая ты храбрая, Русалочка!

2-я рыбка. Ой, а мы бы никогда не смогли жить на земле.

3-я рыбка. Нам и здесь хорошо. Так тепло и уютно.

4-я рыбка. Так прохладно и мягко.

5-я рыбка. Так легко и свободно.

1-я рыбка. Так светло и спокойно.

2-я рыбка. Ой, вон возвращается Морская ведьма!

3-я рыбка. Ой, мы ее боимся!

4-я рыбка. Прощай, Русалочка, мы тебя никогда не забудем!

5-я рыбка. Прощай, Русалочка, мы про тебя никому не расскажем!

Все. Прощай, Русалочка, счастья тебе на земле!

Уплывают.

Русалочка. Спасибо, милые рыбки. Прощайте.

Появляется Морская ведьма.

Ведьма. Ну, с кем это ты здесь?.. Еще не передумала? Тогда дер­жи напиток. Но я предупреждаю, будет больно. И если не полю­бит — смерть!

Русалочка. Да, да, давай скорее. Благодарю тебя от всей души!

Ведьма. Постой! Да что ты все торопишься? Успеешь! Еще сказать необходимо мне два слова. Вот, значит, пузырек. С питьем. С напитком, значит… Как ты меня расстроила, ну прямо пла­кать хочется!.. Когда взойдет, ну, это… тьфу, слова с тобою все позабывала… Солнце! Когда взойдет, то, значит, выпьешь сразу все до конца. Ну и естественно, сознанье потеряешь. Когда ж очнешься, голоса не будет, но, как обещано, увидишь две ноги. Красивые две ножки человечьи. Ну, разумеется, сначала будешь рада. Ну, а потом уже не обессудь. Едва на ноги вста­нешь — тыщи игл вонзятся, и это не на час, не на два, на всю оставшуюся жизнь! Но если выйдешь замуж… Ох, деточка, как жалко мне тебя!

Русалочка. Довольно, бабушка. Мне все равно. Любую боль я вытерплю с улыбкой, когда наградой мне — его глаза, сияю­щие, словно море. Я верю, он меня полюбит тоже, ведь на лю­бовь нельзя не отвечать любовью. Не правда ли? Спасибо тебе за все. Прощай, прощай, прощай! (Уплывает.)

Ведьма (зовет). Осип!

Появляется Ося. Ведьма задумчиво.

Скажи мне, Осип, нравлюсь я тебе?

Ося (откашлялся). В каком, изволите ответить, смысле?

Ведьма. Как женщина, болван!

Ося. Вы женщина ученая, известно…

Вед ьм а. Да не об этом я! Вот надо же, разбередила душу… Поди сюда, не бойся. Не уволю. Разрешаю себя обнять. Да только не души в объятьях, дурень!.. А, знаешь, Осип, я к тебе привыкла. Ты все же ничего, приличней остальных немного. Хотя со мною трудно, я не спорю. Характер, знаешь, у меня не сахар, но ведь и ты, голубчик, не сироп. С тобою не растаешь, чуть чего — душить бросаешься. Эх, Ося, я ведь тоже всю жизнь одна! Так жалко иногда себя становится! Хоть отовсюду то и дело слы­шишь: «Талант, ученость, ум»! А на что мне эта ученость? Я так тебе скажу, что женщина, хотя и ведьма, мечтает об одном: любимой быть, ты понял?.. Поди, из Моцарта мне что-нибудь сыграй. «Сороковую» или «Реквием». Я ж буду слушать и плакать.

Ося уплывает.

Бедное дитя. Хоть бы произошло чудо, и принц ее полюбил!

 

Картина третья

 

Берег моря. Лес. Русалочка спит под деревом.

1-я птица. Русалочка!

2-я птица. Русалочка, очнись!

3-я птица. Проснись же! Ах, какая соня!

4-я птица. Русалочка, уж солнце высоко, и в этот час всегда на

берег моря выходит принц.

5-я птица. Мы песнями его всегда встречаем.

1-я птица. Он так красив!

2-я птица. И добр!

3-я птица. И щедр!

4-я птица. Он с нами разговаривать умеет.

5-я птица. А нашим птенчикам приносит вкусных крошек.

1-я птица. Русалочка!

2-я птица. А может, не будить? Пусть лучше спит, бедняжка.

3-я птица. Да тише вы, она уже проснулась!

4-я птица. Всегда вы так, сперва разбудите, а после: тише, тише!

5-я птица. Да ты сама кричала громче всех!

1-я птица. Не ссорьтесь, сестры!

Русалочка (открывает глаза). Здравствуйте. Вы птицы?

Птицы (хором). Птицы! Птицы!

Русалочка. Какие вы красивые.

2-я птица. Мы нравимся тебе?

3-я птица. И ты, Русалочка, нам тоже нравишься.

Русалочка. О вас рассказывала мне сестра. А вы меня откуда знаете?

4-я птица. А мы тебя…

5-я птица (перебивает). Мы про тебя всё-всё!

1-я птица (перебивает). Подруги наши чайки, что над морями бурными летают, рассказывают ваши тайны. И о тебе, Руса­лочка, нам все уже известно.

2-я птица. Мы видели, как ты из моря вышла…

3-я птица. И с первым утренним лучом чего-то выпила и склянку уронила…

4-я птица. Ой, а потом так было страшно! Страшно!

5-я птица. Мы не могли смотреть. Зажмурились.

1-я птица. Когда ж глаза открыли, ты спала. И вместо это­го… хвоста…

2-я птица. Ой, интересно так!

Русалочка (глядя на свои ноги). Я все еще, наверно, сплю.

3-я птица. Нет, ты проснулась.

Русалочка. Почему же я с вами говорю?

4-я птица. Как — почему?

5-я птица. Ты с нами разговаривать не хочешь?

Русалочка. Нет, птицы, милые, ну что вы! Я голос отдала мор­ской колдунье, чтобы человеком стать. Но вот я разговариваю с вами и вы… вы слышите меня?

1-я птица. Конечно, слышим.

2-я птица. Слышим. У тебя…

3-я птица. … чудесный, нежный голос.

4-я птица. Уж мы-то понимаем в голосах!

Русалочка. Как странно. Неужели меня Морская ведьма обману­ла? И просто захотела напугать, чтоб я осталась с ней?.. О, если это так!.. Сейчас проверю. (Быстро встает на ноги, но, громко вскрикнув, опускается на землю.)

5-я птица. Ой, что случилось?

1-я птица. Ты наступила на колючку?

2-я птица. А может, тебя змея ужалила?

3-я птица. О, змеи — такие страшные!

4-я птица. Здесь нету змей, наверно, это ежик.

5-я птица. А может быть, ты занозила ногу?

1-я птица. Так мы занозу вытащить сумеем!

Русалочка. Нет, птицы милые… Я просто оступилась с непривыч­ки. Сейчас еще попробую. (Осторожно встает на ноги и делает несколько шагов. Видно, что ей больно, на глаза наворачиваются слезы, но она пересиливает себя и пытается улыбнуться.) Вот, видите? Иду… как человек… Нет, Ведьма, ты не обманула. Такая боль! До сердца достает.

2-я птица. Ой, погляди, Русалочка, кровь на траве!

3-я птица. Поранила ты ноги.

4-я птица. Дай мы тебе слюной помажем ранку, вмиг заживет.

Русалочка. Как вы добры. Не знаю, чем я заслужила любовь и нежную заботу вашу, но благодарю за все. А к ранам привы­кать отныне нужно. Они не заживут. Ведь это — плата за счастье по земле ходить, за чудо дышать, за радость видеть того, кто мне дороже жизни.

5-я птица. Ах, бедная Русалочка!

1-я птица. Бедняжка!

2-я птица. Мы все равно тебе полечим ножки.

3-я птица. Пусть снова их потом поранишь.

4-я птица. Ты будешь ранить, ну а мы — лечить.

5-я птица. Ой, сестры, посмотрите, он идет!

1-я птица. Как он красив!

2-я птица. Как щедр!

3-я птица. Как нежен!

Русалочка. О ком вы?

4-я птица. Мы о том, кто всех тебе дороже в жизни.

5-я птица. О принце нашем.

1-я птица. Он сейчас поднимется на горку, ты увидишь.

Русалочка. Ах, я боюсь!

2-я птица. Не бойся, он так добр!

3-я птица. Его мы любим.

Русалочка. Что ему скажу? Ах, как волнуется в груди и бьется сердце! О бабушка! О сестры! О отец! Куда бежать? Зачем я вас ослушалась? Мне страшно!

Входит Принц, замечает Русалочку, подходит к ней.

Принц. Здравствуй. (Молчание.) Кто ты? Как тебя зовут? Я ни­когда не видел тебя раньше. (Молчание.) Почему ты молчишь? Ты меня боишься?

Русалочка. Нет…

Принц. Что? Прости, я не расслышал, ты так тихо ответила… Пожалуйста, назови свое имя.

Русалочка. Родные называли меня просто: Русалочка.

Принц. Вот опять. Ты что-то говоришь, но я не слышу. Говори громче.

Русалочка. Но я говорю громко!

Принц. Как странно. Губы твои произносят какие-то слова, но я ничего не слышу.

Русалочка. Как странно! Он меня не слышит.

Принц. Может быть, у тебя что-то случилось с голосом? Или это у меня со слухом?

Русалочка. Почему он не слышит меня? Ведь птицы слышали!

Принц. Но я ведь слышу, как шебечут птицы, как шумит море…

Русалочка (в отчаянии). О, я кажется, поняла! О, Морская ведь­ма, как ты жестока! Теперь я поняла. Меня будут слышать все, кроме людей! (Отвернулась, заплакала.)

Принц. Не огорчайся. У нас во дворце есть хороший врач. Он вылечит тебя.

Русалочка качает головой.

Нет?.. Но почему ты так думаешь? Ведь раньше ты говорила?

Русалочка кивает.

Вот видишь… Скажи хотя бы, откуда ты здесь появилась?

Русалочка показывает рукой на море.

Ты приплыла из-за моря? Но на чем? Где твой корабль? Почему ты одна?

Молчание. Принц грустно улыбается.

Сколько загадок, о таинственная маленькая незнакомка… По­слушай, а может быть, ты попала в кораблекрушение? И все твои родные погибли? А ты чудом спаслась, но от испуга по­теряла голос?.. Бедное дитя! Как же это я сразу не догадался? Ведь это так просто все объясняет. (Пауза.) Знаешь, я ведь тоже чуть не погиб в море. Наш корабль попал в сильную бурю, все утонули, а я чудом спасся. Меня спасла одна девушка. Она почти так же красива, как ты…

Молчание.

А знаешь, на кого ты похожа? На русалку. Да, да! У тебя такие же длинные, прекрасные волосы, изумрудные глаза. (Улыба­ется.) Вот только хвоста нет… И вообще, мне кажется, что ты не простая девушка, а морская царевна, сбежавшая из подводного царства и захотевшая взглянуть на землю. Теперь тебя хвати­лись и ищут. Во дворце переполох, а ты вот где. Сидишь себе спокойненько и беседуешь со мной.

Русалочка плачет.

Почему ты плачешь? Я что-нибудь не так сказал?.. Прости, у тебя горе, а я болтаю глупости. Но это все потому, что ты мне очень нравишься, и я хочу тебя немного развеселить. Разве ты не любишь сказки? Когда я был маленький, я больше всего на свете любил слушать мамины сказки. Но мама умерла давно, и теперь я их придумываю сам. А у тебя есть мама?

Русалочка покачала головой.

Тоже нет? Как странно… Кто же тебя любит? Отец? Бабушка? Сестры?

Русалочка кивнула, улыбнулась.

У меня тоже есть отец… и мачеха. А сестры нет.

Пауза.

Я люблю приходить сюда каждое утро. Море такое разное… Море и небо. На них можно смотреть бесконечно, не уставая, правда? Интересно, а что там, на дне? Ты хотела бы там по­бывать?.. Ну, конечно, кто бы этого не хотел!.. Но все-таки небо и звезды, вот что привлекает меня больше всего на свете. (Пау­за.) Знаешь, с тобой очень хорошо беседовать. Ты так замеча­тельно слушаешь, словно перетекаешь в собеседника, как песоч­ные часы… Люди редко умеют друг друга слушать… С тобой вообще хорошо. Мы едва знакомы, но у меня такое чувство, будто мы знаем друга друга уже тысячу лет и нам даже не очень нужны слова. Как будто мы одно существо… У тебя нет такого чувства?

Русалочка улыбается.

Странно, правда?.. И потом мне все время кажется, что я где-то уже видел тебя… Не могу вспомнить, может быть, во сне? У те­бя какое-то совершенно особенное, чудное лицо, его невозможно забыть. Оно притягивает к себе, как море и небо, и на него тоже все время хочется смотреть. А взгляд у тебя такой ласковый, такой нежный! Неужели ты на всех так смотришь? (Пауза.) Кто ты? Кто ты? Ты моя сестра! Ты хочешь быть моей сестрой?

Русалочка кивнула.

Сестра моя Русалочка. Я буду тебя так называть, хорошо? Пока к тебе не вернется голос и ты сама не назовешь свое имя.

Русалочка улыбнулась, взяла руку Принца и поцеловала.

Что ты! Зачем?! (Целует ее руки). Ты очень хорошая. Ты очень хорошая, слышишь? Ты очень хорошая. Я рад, что ты нашлась. Я не представляю себе, как я без тебя жил? Теперь мы всегда будем вместе. Ты этого хочешь? Какие у тебя глаза… как будто ты меня очень любишь. Ты меня любишь?.. Но за что? За что?.. Я тоже тебя очень люблю… Пойдем. Ты будешь теперь жить во дворце. Я хочу познакомить тебя со своим отцом. Пойдем.

Взявшись за руки, Принц и Русалочка уходят.

 

 

 

 

 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

 

Картина первая

 

Дворец короля. Военный министр читает доклад. Пер­вый министр спит. Министр «Глас народа» нервни­чает. Король наблюдает за котом.

Военный министр. …эта карликовая страна, уверяю вас, ваше величество, как прыщ на носу у нашего великого государ­ства. И словно бы нам в насмешку, нам в насмешку, ха-ха, они создают новую пушку, которая стреляет на двадцать пять сан­тиметров дальше нашей. Господа, честь нации требует…

Первый министр (просыпаясь). Я поддерживаю!

Военный министр. Честь нации требует, чтобы мы все, как один…

Первый министр (засыпая и снова просыпаясь). Я поддержи­ваю!

Военный министр. …все, как один, встали грудью на защиту, то есть на изобретение точно такого же орудия, еще более пре­восходящего дальнобойностью силы противника. Для этой цели, ваше величество, я предлагаю ввести дополнительный налог…

Министр «Глас народа». Я протестую!

Первый министр (просыпаясь и дергая его за рукав). Я под­держиваю.

Военный министр. …дополнительный налог на всех диких домашних животных.

Первый министр. Я поддерживаю!

Король рассмеялся.

Министры переглянулись. Первый министр исподтишка покру­тил у виска пальцем, явно намекая на умственную неполноцен­ность его величества.

Король. Какое это все же удивительно грациозное создание, господа! Сколько в нем изящества, какая изумительная пла­стика. Недаром коты считались священными животными в Древ­нем Египте. Я сейчас наблюдал, как Барсик готовился изло­вить воробья. Ах, право, господа, какое это великолепное зрелище!.. Простите, о чем это, бишь, мы?

Военный министр (сухо). Я, ваше величество, выдвигал проект о мерах повышения обороноспособности государства.

Король. Да, да… Скажите, господин Военный министр, а что будет, если мы вообще не примем никаких мер? Ну, к этому, повы­шению… способности? Ну, подумайте сами, господа, двадцать пять сантиметров туда, двадцать пять сантиметров сюда. Какая разница?

Военный министр. То есть как это?! Туда или сюда?.. Именно, что сюда! Сюда, ваше величество, сюда! Сегодня они стреляют на двадцать пять сантиметров дальше нас, завтра на полметра, а послезавтра мы оказываемся у этого, с позволения сказать, прыща в политической, грубо говоря, зависимости! Я убеди­тельно прошу, ваше величество, проявить государственную дальнозоркость, свойственную вашему бывшему деду, расши­рившему границы нашего, с позволения сказать, королевства в тридцать три и три десятых раза! Наша задача — удержать те славные завоевания в священных границах… Наш долг удер­жать их любой ценой! Даже если все население нашей страны вымрет, наши границы останутся неизменны!

Первый министр. Я поддерживаю, но за бунт, чур, не отвечаю.

Военный министр. Бунт?!.. А вот это они видали? (Показывает огромный кулак.)

Министр «Глас народа». Я протес… (Первый министр за­жимает ему рот.)

Король. Скажите, господа, а какова, по-вашему, истинная подопле­ка всех войн?

Первый министр. Экономическая, ваше величество!

Король. То есть, попросту говоря, каждое государство хочет быть могущественнее другого, а если другое ему в этом препятствует, оно пытается его уничтожить? Так? (Вздыхает.) Если учесть, что каждый человек ведет себя примерно так же по отношению к своему ближнему и что на протяжении всей истории земли войны, не переставая, следовали одна за другой… Не кажется ли вам, что во всем этом существует какая-то роковая ошиб­ка… и человечество, словно слепой мул, все ходит и ходит по одному и тому же бессмысленному кругу? Как это все скучно, господа.

Военный министр  показывает  Первому министру  пальцем у виска, намекая на глупость короля.

Министр «Глас народа». Ваше величество! Позвольте сказ…

Первый министр дергает его за рукав.

Я, как представитель гласа народа…

Первый министр пытается закрыть ему рот.

Король. Смелее, господин министр. Я хочу слышать в вашем лице, о чем говорит мой народ?

Министр «Глас народа». Ваше величество! Народ ничего не говорит. Он устал.

Первый министр. Я протестую!

Военный министр. Гнусный поклеп! Наш народ все, как один…

Король. Да, да, грудью готов… на изобретение пушки. Благо­дарю вас, господин Военный министр.

Первый министр. Я поддерживаю. Однако, если война, чур, ни за что не отвечаю.

Король. Вы свободны, господа. А вас, господин министр, я попро­шу остаться. Если вы, разумеется, никуда не спешите.

Первый и Военный министры, переглянувшись, уходят.

Присаживайтесь. Вы курите?

Министр «Глас народа». Благодарю вас, бросил.

Король. Отлично. Я тоже. И, знаете, прекрасно стал себя чувство­вать, даже помолодел. Может быть, какого-нибудь сока?

Министр «Глас народа». Благодарю… Ваше величество, надо что-то делать!

Король. Что? (Пауза.) Скажите, что нужно сделать, чтобы уничто­жить человеческую глупость, жадность, подлость? Если они рождаются в каждом поколении опять и опять… Что нужно сделать, чтобы уничтожить само стремление к войне? Чтобы направить человеческую энергию к разумному созиданию и бла­гу? Что нужно сделать, чтобы пробудить в каждом чувство чести и совести? И собственного достоинства? И чувство красо­ты и благоговения перед жизнью? Как это воспитать? (Пауза.) Я недавно был в школе… Все те же кошмары дробей и треуголь­ников, все те же трубы с вливающейся и выливающейся водой, и бесконечные даты завоеваний и войн, насилия и разбоя… Но ни слова ни о сокровенном смысле бытия, ни о путях мира, ни о человеке — связующем элементе неба и земли… И вся челове­ческая мудрость, накопленная величайшими мудрецами земли, остается вне сознания учеников.

Министр «Глас народа». Королевству нужны купцы и ре­месленники, строители и крестьяне, врачи и изобретатели. Но оно не нуждается в мудрецах. К сожалению.

Король. Такое королевство непрочно.

Министр «Глас народа». Но что же делать?!..

Король. Перестроить сознание. Чтобы каждый человек стремился более к мудрости, чем к накоплению вещей. (Пауза.) Скажите, господин министр, вы знаете, чего хочет народ?

Министр «Глас народа». Народ, ваше величество, хочет хлеба.

Король. А вот господин Военный министр хочет пушку. Я же хочу знаний… Как нам быть? (Рассмеялся.)

Входит Королева. При ее появлении министр встает, кланя­ется.

Королева (не обращая внимания на министра). Ваше величество, я желаю с вами поговорить.

Король. Ваше величество, я, право, сейчас занят.

Королева (министру). Мы вас не задерживаем, господин министр.

Министр «Глас народа» кланяется, уходит.

Ваше величество, вашему сыну грозит величайшее бедствие!

Король. Бедствие?.. Разве принц болен?

Королева. И смертельно. Если мы вовремя не сделаем ему опера­цию, он погибнет.

Король. Вы меня пугаете, дорогая. Что с принцем?

Королева. Он влюблен!

Пауза.

Король (улыбаясь). Ваше величество, поэт сказал: «Только влюб­ленный имеет право на звание человека…»

Королева. Но, ваше величество, поэт не знал, в кого именно влюб­лен принц!

Король. В кого же?

Королева. Браво! Вы, как всегда, не в курсе. И что это за дурац­кая манера обо всем узнавать в последнюю очередь. А ведь вы, с позволения сказать, лидер! На вас, можно сказать, равняется нация. И ваш сын, ваше величество, как достойный представи­тель своего отца, конечно же, не нашел ничего умнее, как влю­биться в эту бродяжку… в эту морскую выскочку… в эту ля­гушку!

Король (улыбаясь). Вы говорите о Русалочке?

Королева. Чему вы улыбаетесь?

Король. Но она так прелестна!

Пауза.

Королева. Ваше величество, вы знаете, что о вас говорят в народе? Что вы … (Крутит у виска пальцем.) При дворе говорят то же самое.

Король. И вы, ваше величество, разделяете это мнение?

Королева. Ваше величество, в жилах будущей невесты принца должна течь королевская кровь. И я лягу костьми, чтобы она текла! Я не потерплю, чтобы каждая подзаборная нищая, даже если у нее смазливое лицо и приличная фигура, метила в мои родственницы! И потом, что это за подозрительная болезнь? Мой попугай уверяет меня, что она пела! Да, да, мой дорогой, не извольте кривить носом и дергать шеей. Попугай слышал, как она пела в своей комнате. А ее немота — это просто грубая провокация и шантаж. (Пауза.) Короче, я подготовила ряд мер для предотвращения государственной катастрофы. Я пригласи­ла во дворец двести тридцать принцесс со всего света и, если ни в одну из них принц не влюбится и не захочет жениться, я най­ду способ, как избавить наше королевство от гибели. Я ее устра­ню!

Король. Гибель?

Королева. Русалку!

Король. Каким образом ваше величество собирается это сделать?

Королева. Ну, это проще простого… Мы обвиним ее в какой-нибудь государственной измене и отправим в изгнание… или объявим шпионкой и сумасшедшей.

Король. Ваше величество, вы исключительно мудрая женщина. (Целует ей руку.) Пожалуйста, позовите ко мне принца.

Королева. Он уже ждет вас, ваше величество. (Громко.) Ваше высочество, его величество желает вас видеть!.. И умоляю, построже! Ах, если бы это был мой сын, с каким удовольствием я открутила бы ему голову за такие шашни!

Входит Принц.

А вот и наш дорогой сын! Ну, не буду вам мешать, мои люби­мые. Чао! (Очаровательно улыбнувшись, уходит.)

Король. Здравствуй, мой мальчик. Мы давно с тобой не видались.

Принц. Вчера.

Король. Разве?.. Ну, приемы и балы не в счет, на них не погово­ришь. Я хотел сказать, мы давно не разговаривали с тобой и я соскучился. Прочел ли ты ту книгу, что я дал тебе?

Принц. Да, отец, это очень мудрая книга. Но мне хотелось бы задать тебе один вопрос, можно?

Король. Разумеется.

Принц. Ты самый умный человек, которого я знаю, ты прочел много книг, и тайны бытия открыты тебе, и науку управления государством ты постиг. Отчего же ты ничего не делаешь, чтобы хоть что-то изменить в нашем королевстве к лучшему?

Пауза.

Король. Сын мой, великая ответственность лежит на том, кто наверху, кто призван управлять государством. Если начать ме­тать стрелы против ветра, ты не достигнешь цели. Ветер време­ни дует мне в лицо, и у меня нет сил изменить его направление. Когда ясно видишь безумие мира, как остановить его? Созерца­тельность ума мешает действию. Кто действует — не рассуждает, ибо видит перед собой лишь одну цель. Кто видит целиком всю картину и то, что сопутствует достижению цели, и то, к чему это достижение приводит,— разве может действовать? (Пауза.) Я бы с радостью передал власть тебе. Ты никогда не превратишься в самодура на троне, ибо я постарался вложить в твое сердце любовь к мудрости и милосердие к людям. Ты молод и энергичен. А юности свойственно стремление к переме­нам. Но, видишь ли… (С улыбкой.) Ее величество почему-то решила, что тебе следует жениться.

Принц (улыбаясь). Отец, я не стремлюсь ни к женитьбе, ни к власти.

Король. Ну что ж… С одной стороны, меня это радует. С одной стороны… Хотя мне показалось, прости, я, может быть, не совсем деликатен, мне показалось, что с некоторых пор ты проявляешь столь искренний и горячий интерес к одной очаро­вательной девушке, что это похоже на самую пылкую влюблен­ность.

Принц. Ты говоришь о Русалочке?

Король. Да, мой милый.

Принц. Я горячо люблю ее… но… люблю как сестру… Нежность моя к ней не знает границ, но назвать Русалочку своей же­ной… мне было бы странно… Что с тобой, отец? Сердце?

Король. Ах, мой мальчик, что за дивное существо была твоя мать! Когда она обнимала, казалось, что тебя овевает легкое дыхание теплого ветерка… А голос ее был нежнее струн арфы… звонкий и хрупкий, как серебристый ручеек весной. А взгляд у нее был такой нежный, как… у Русалочки. Ее глаза словно говорили: «Я люблю тебя больше всего на свете, больше самой жизни!..» Ах, мой мальчик, боюсь, как бы за неопытностью сердца ты не пропустил свою самую большую любовь в жизни. Сдается мне, эта бедная девочка любит тебя без памяти, так, что готова за тебя умереть.

Пауза.

Принц. Ты смутил мое сердце своими словами, отец… Но дело в том, что я дал себе слово жениться на той девушке, которая спасла мне жизнь. Я рассказывал тебе о ней, помнишь?

Король. Что ж, это благородный порыв… Хотя, мне кажется, что даже из благородного порыва не стоит делать фетиш… Как ты собираешься разыскать эту девушку?

Принц. Не знаю… Когда я очнулся на берегу, первое, что я увидел, было ее бледное, испуганное, прекрасное лицо. Она улыбнулась так радостно, словно на ее лице взошло солнце. Потом она стала громко кричать, звать на помощь. Прибежали люди. Я успел им сказать, кто я и из какой страны, и вскоре снова потерял сознание… Я даже не знаю, что за корабль привез меня к вам.

Король. Это было торговое судно и направлялось оно к берегам Индии.

Пауза.

Принц. Может быть, на обратном пути оно снова зайдет к нам и мы сможем тогда узнать, в какой стране они подобрали меня. Я бы обязательно поехал туда и нашел эту девушку!

Король. Ну, будем надеяться, что все так и произойдет, как ты хочешь, мой мальчик. Но я должен сказать тебе одну вещь. Ее величество королева во что бы то ни стало хочет избавиться от бедной девочки. Ты знаешь, сердце ее жестоко, она не остано­вится ни перед чем. Я боюсь за Русалочку. Королева погубит ее.

Принц. В таком случае, отец, мой долг защитить ее. Я женюсь на ней!

Король (просиял улыбкой). Я знал! Я знал, что у тебя благородное сердце, мой мальчик! Я не ошибся. Я благословляю тебя на этот брак. Как я рад! Теперь я спокоен, ты будешь счастлив. Ты узнаешь настоящую любовь и привязанность. Как я.

 

Картина вторая

 

Дворец Короля. Вбегает Русалочка.

Русалочка. Морская ведьма! Бабушка! Отец! Он мне сказал… ска­зал… И я не знаю, кого благодарить из вас. Спасибо вам за то, что дали жизнь! За то, что я узнала боль и радость! За то, что счастлива так глубоко, так полно!.. Он мне сказал: «Русалочка, ты меня любишь?» Он так нежно это спросил: «Русалочка, ты меня любишь?» И я отвечала: «Да! Всем сердцем!» И он понял меня. Он понял и радостно улыбнулся, и потом спросил это… Он спросил: «Русалочка, хочешь ли ты быть моей женой?» Да, да, он так и спросил. «Русалочка, хочешь ли ты быть моей женой?» О, он сказал, не сестрой, а женой! «Хочешь ли ты быть моей женой, Русалочка?» И я чуть не умерла от счастья. У меня закружилась голова, и я заплакала и ответила: «Да! Да! Да!» А он меня обнял и поцеловал. И это не сон! Это все было! Было! Было!.. «Хочешь ли ты быть моей женой, Русалочка?» — спросил он. И еще он сказал, что все эти принцессы, которых пригласила во дворец королева, такие глупые, и если уж они непременно хотят, чтобы я женился, я женюсь лучше на тебе, мой маленький найденыш!.. Только одно меня беспокоит, только одно. Я знаю, он хотел жениться на той девушке, которая, как он думает, спасла ему жизнь. Он же не знает, что это была я. Но когда мы поженимся и он сможет услышать мой голос, я расскажу ему правду. И он будет так счастлив! Пред­ставляю себе, как он обрадуется. Ах, скорей бы это произошло! Мне даже не верится, что это будет. Неужели я действительно стану его женой? И смогу разговаривать с ним целыми днями? И петь ему песни? И танцевать? Ведь тогда у меня уже больше не будут болеть ножки… О какое счастье, неужели произошло чудо и он меня полюбил, бабушка?!

Появляются Первый министр и Военный министр. Увидев их, Русалочка убегает.

Военный министр (толкает Первого министра). Да не спите же вы, черт бы вас, наконец, побрал!

Первый министр (просыпаясь). Я поддерживаю!

Военный министр. Кого?

Первый министр. А кого нужно?

Военный министр (безнадежно махнул рукой). Нет, в нашем королевстве меня определенно сведут с ума. Послушайте, вы! Если вы не перестанете спать, я завтра же введу пушки и со­вершу военный переворот, а вас… повешу!

Первый министр. Я поддерж… То есть как, повешу?

Военный министр. На столбе!

Пауза.

Первый министр. Господин Военный министр, вы не соверши­те, у вас ржавые пушки.

Военный министр (возмущенно). Откуда вы знаете?! Это же военная тайна!

Первый министр. Ну что вы, господин министр, все полагают, что это тайна только для вас. Кроме того, мой шурин, который работает в одной иностранной разведке, гораздо лучше вас осведомлен о состоянии вашей боевой готовности. Так что как только вы попытаетесь совершить этот, с позволения сказать, переворот, они нас захватят и вы просто не успеете никого повесить.

Военный министр (в ярости). Я повешу вас до того!

Первый министр. Послушайте, Вольдемар, простите, что без чинов, к чему нам ссориться? Право же, в принципе, я бес­конфликтный, мирный человек. Давайте будем друзьями. Что нам делить? То есть я хочу сказать, поделимте все пополам.

Военный министр (ворчливо). Вы забыли, что делить придется на троих!

Первый министр. Это вы про глас народа-то? (Тонко улыбнулся.) Я его услал. В научную командировку. Изучать об­щественное мнение по поводу предстоящей женитьбы принца.

Пауза.

Военный министр. Однако, черт побери, умно!

Первый министр. Вот видите, я сплю только одним глазом, а вторым бодрствую.

Военный министр. Так вы ее сейчас заметили?

Первый министр. Девчонку? Ну, разумеется.

Военный министр. Господин Первый министр, я приношу вам свои искренние извинения. Я вас недооценил.

Первый министр. Пустяки, милейший.

Военный министр. Представляете себе мое положение? Пра­вительство Англии заявило, что если принц не женится на ихней принцессе, они объявят нам войну. Президент Германии пригрозил прекратить поставку в нашу страну пива и раков. Посол Испании вчера в частной беседе, между прочим, сказал, что через двадцать четыре часа их флот начнет курсировать вдоль всей нашей границы. И так все двести тридцать госу­дарств! Я понимаю, каждому хочется пристроить свою дочь, но нельзя же так бессовестно навязываться!.. Итак, мои шер, вы за кого? За эту, черт побери, как ее, Русалочку или за одну из двухсот тридцати?

Первый министр. Я за эту. За Русалочку.

Военный министр (изумленно). Но почему?!

Первый министр. Она мне нравится… как девушка! (Захохо­тал.) Шучу, милейший, шучу.

Военный министр (печально.) Да нет, я вас понимаю, Аль­фред, конечно, девчонка хороша, но почему никто не думает о политике? Я устал. Я двадцать лет веду государственный корабль неизвестно куда. До меня еще лет тридцать вели при­мерно туда же. Король ни о чем таком и думать не хочет. Он у нас, видите ли, философ. Сыночек тоже весь в папашу. Те­перь — вы. И тоже за нее. Не понимаю. Если Англия начнет с нами войну…

Первый министр. Она не начнет, милейший.

Военный министр. Ну начнет Франция, Германия, Швеция…

Первый министр (хохочет). Дорогой Вольдемар, разрешите я открою вам маленький военный секрет. Есть только одна страна, у которой никогда не ржавеют пушки. И пока мой шурин служит в ее иностранной разведке, ни одно государство в мире не посмеет нам угрожать. Что касается наших внутрен­них дел… то, благодаря усовершенствованной мною системе контроля мною установлено, что так называемая Русалочка вовсе не человек, на самом деле она — рыба и жаба.

Военный министр. Как это… жаба?

Первый министр. Переодетая. Как только принц женится на ней, а мне доподлинно известно и это его намерение, мы объявим их брак недействительным. Репутация принца будет погублена навсегда, и вряд ли он сможет когда-нибудь пре­тендовать на трон. Русалку мы поместим в бассейн за колючую проволоку, а его… ха-ха-ха… назначим при ней сторожем! Король с горя отречется от трона и уйдет в монастырь. Я или вы женимся на королеве и…

Военный министр. Лучше вы, дорогой Альфред, я некоторым образом…

Первый министр. Вы совершенно правы, старина, лучше я.

Военный министр (со слезами). Альфред!

Первый министр. Да, Вольдемар?

Военный министр. Вам кто-нибудь говорил, что вы — гений?

Пауза.

Первый министр (достает платок, сморкается). Спасибо, дру­жище. Такое не забывают.

Военный министр. Да, да… такое… не каждый день. Я счастлив, что по одной земле… (Вытирает глаза, хлопают друг друга по плечу, сморкаются, обнимаются.) Послушайте, Альфред, вы не боитесь на ней жениться?

Первый министр. Ах, Вольдемар! Один, кажется русский, поэт сказал: «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей».

Входят Король и Королев а.

Королева. Господа, сегодня вас ожидает радостное событие! Наш юный принц, любимый сын и наследник, назовет имя и ос­частливит свою избранницу. Вы знаете, господа, двести три­дцать принцесс оспаривали друг у друга право стать невестой принца. Мне хотелось бы подчеркнуть, что не всякая родная мать проявила бы столько пристального внимания и неусыпной заботы о своем чаде, сколько проявила я. И я постараюсь сде­лать все возможное, чтобы в наши сплоченные ряды не про­сочилась никакая морская зараза. Вы все знаете, кого я имею в виду.

Вбегает запыхавшийся Министр «Глас народа».

Министр «Глас народа». Еще не объявляли? Я успел?

Первый министр. Вы как раз вовремя, милейший.

Министр «Глас народа» (кланяется Королю и Королеве). Я был послан изучать и я изучил… Мнение нашего народа таково… Наш народ желает, чтобы Принц женился на Ру…

Королева. Сейчас же извольте замолчать! Раз и навсегда! Что за демократию вы развели, ваше величество? «Народ желает!» Да кто он такой, этот народ, чтобы чего-то желать?! И что это, любезнейший, у вас за должность? Что это за министерство такое «Глас народа»? Я вас сокращаю. Сейчас же. Сию минуту. Вы слышите? Отдайте портфель и убирайтесь вон.

Король. Но, дорогая Клитемнестра, так нельзя… это негуманно.

Королева. Плевать! Ладно уж, так и быть, пусть пишет заявление об уходе на пенсию по старости.

Министр «Глас народа». Но, ваше величество, мне только тридцать три года!

Королева. Ну и что? В вашем возрасте кое-кого уже вообще… не стало. А вам еще пенсию предлагают. Да вы какой-то, мой дорогой, шальной!

Министр «Глас народа» (Королю). Ваше величество, я за­кончил два университета! У меня тридцать одно изобретение! Я мечтал… хотел… верой и правдой… родному отечеству… А меня на пенсию. По старости. Лучше умереть! (Рыдает.)

Королева (министрам). Терпеть не могу мужчин неврастеников.

Король (тихо). Голубчик, ну что же делать? Вы же видите-деспотия…

Министр «Глас народа». Ваше величество, но ведь вы же король.

Король. Король… А что я могу? Сделайте революцию, и я с удо­вольствием отрекусь. Ах, людям нельзя навязать свободу, кото­рой они не желают. Надо, чтобы народ захотел ее сам. Вы еще молоды. Вы можете бороться…

Королева. Господин бывший министр, извольте сейчас же оста­вить наше величество в покое. Он у нас и так… (Поворачивается к министрам и с улыбкой крутит у виска пальцем.)… слишком много читает! (Смеется.) Пособие по бедности, то есть пенсию, вы будете получать в кассе дворца ежедневно с одиннадцати до пяти. Обед через день, можно сухим пайком.

Министр «Глас народа» кланяется, уходит.

Королева. Господин Первый министр!

Первый министр (подходит). Слушаю, ваше величество.

Королева (тихо). Мне не нравится этот… с двумя университета­ми.

Первый министр. Понял. В сухой паек можно подсыпать яду.

Королева (одобрительно смеется). Фи, как вам не стыдно гово­рить такие гадости женщине! Господа, наш любимый сын опаз­дывает. (Хлопает в ладоши.) Пригласите его высочество. (Пер­вому министру.) Ах, какое я себе шью шикарное платье к свадьбе! Пальчики оближешь!

Первый министр. Шарман! Шарман!

Входят Принц и Русалочка.

Королева (от возмущения теряя дар речи). А эт-то еще… Почему?

Кто велел? Вон!

Принц. Ваше величество, я хочу объявить имя своей невес… Королева. Вон эту лягушку! Сейчас же! Я велю ее задушить!

Первый министр (тихо Королеве). Ваше величество, если вы мне доверяете, пусть себе Принц женится на Ру…

Королева. Что?! И ты, Вольдемар? (Королю.) Что ты стоишь, остолоп?!

Первый министр. Ваше величество, умоляю мне верить.

Королева. Прочь, изменник! Я прикажу вас повесить. Господин Военный министр, немедленно введите пушки!

Военный министр. Ваше величество, Альфред, тьфу, господин

Первый министр говорит, что у нас, я прошу тысячу извинений, пушки несколько заржавели… Король. Ваше величество, закон нашего королевства позволяет наследнику самому выбирать себе невесту.

Королева. Чихала я на ваш закон! Эй, стража!

Вбегает бывший Министр «Глас народа».

Министр «Глас народа». Господа!.. Ваше величество!.. Про­стите! Там прибыла еще одна принцесса. Она просит ее при­нять.

Королева. То есть немедленно! Введите ее сюда!.. Стойте!.. Дайте я отдышусь! Фу!.. Господа, день объявления имени невесты считается недействительным ввиду приезда еще одной канди­датки и переносится на неопределенный срок. Господин быв­ший министр «Глас народа», подите сюда и возьмите обратно свой портфель. Вы остаетесь на службе. Мы подумаем, как дать вашему министерству более корректное название. Приведите принцессу.

Министр «Глас народа» уходит.

А с вами, Альфред, я поговорю сегодня ночью!

Первый министр (тихо). Клитемнестра, вы очень мудрая жен­щина, но, извините меня, полная дура.

Принц. Ваше величество, сколько бы ни приехало во дворец принцесс, я не изменю своего решения жениться на Ру…

Королева. Молчать! (Первому министру.) Чтобы завтра же во дворце и духу не было этой лягушки!

Входят Министр «Глас народа» и Принцесса.

Принцесса. Здравствуйте.

Пауза. Все с интересом рассматривают Принцессу, пораженные ее красотой.

Представляете, на море такая качка, я две недели не могла сомкнуть глаз. Мой папа ужасно добрый, но, если бы я знала, как все это будет ужасно, я бы ни за что не отпросилась у него в кругосветное путешествие. Можно я у вас погощу? Говорят, в вашем городе ужасно много достопримечательностей, но это потом. Если вы не возражаете, я немножечко посплю.

Вдруг Принц бросается ей навстречу.

Принц. Это ты?! Неужели это ты? Я сразу узнал тебя, как только ты вошла. Это ты! Ты! Я даже помню платье, в котором ты была тогда… с серебряным шнуром на груди… А ты узнаешь меня?

Принцесса (покраснела). Да.

Принц (радостно). Отец, это она! Та девушка, которая спасла мне жизнь!.. Какое чудо, что ты нашлась! Я так мечтал! Я столько раз видел тебя во сне! А ты вспоминала меня когда-нибудь?

Принцесса (опустив голову). Каждый день.

Принц. Каждый день! Это правда? Ты вспоминала меня каждый день? Отец, ты слышишь? Я хочу сказать… если бы ты согласи­лась выйти за меня замуж, я был бы самым счастливым челове­ком в мире!

Принцесса. Я согласна.

Королева. Браво, мой мальчик! (Обернувшись к Русалочке). Гоните ее в шею!

Принц. Все прочь! Не трогайте ее! Она сестра моя. Сестра! Никто не смейте к ней прикасаться. Пока я жив, она под моей за­щитой. Русалочка! (Подходит к ней.) Сестра моя, прости. Я виноват. Но я знаю, у тебя доброе сердце и ты любишь меня. Ты ведь не перестанешь меня любить? Ты же все понима­ешь… и ты простишь меня. Мы ведь все равно будем вместе. Я твой самый большой друг, я твой брат. Я люблю тебя. Но эта девушка — моя судьба, понимаешь?

Королева (обнимая принцессу). Девочка моя, если б ты знала, как ты вовремя надумала путешествовать!

Принц. Отец, я прошу твоего благословения.

Король безмолвствует.

Королева. Не обращайте внимания на короля, он не в себе от радости. Я сама вас благословлю, дети мои! Сегодня же мы объявим о свадьбе. Пойдемте, надо все обсудить. Господа ми­нистры, за мной!

Все уходят за Королевой. Русалочка остается одна.  Она опускается на пол и сжимается в комочек, в одну точку. Теперь она похожа на крошечного воробья в сгущающихся сумерках огромного зала.

Русалочка. Отчего это стало темно? Только что было светло и вдруг стемнело… Ах, если бы вдруг исчезнуть!.. Я боюсь их, бабушка! Я хочу домой… в море… Бабушка, спаси меня! Я боль­ше не хочу с людьми, мне страшно! (Плачет.)

Возвращается Король.

Король. Дитя мое, ты плачешь, тебе больно… Бедная моя, бедная, ты видишь, я плачу вместе с тобой. Потерпи, моя милая, по­терпи, что же делать, надо терпеть… Он просто глупый маль­чишка, он не стоит твоих слез, девочка. Когда-нибудь ты встре­тишь сильного и доброго человека, который полюбит тебя, и ты будешь счастлива. Поверь мне, ты обязательно будешь счастли­ва, и ты вспомнишь свои слезы и улыбнешься, не плачь…

 

Картина третья

 

Ночь. Поляна, освещенная луной и фонариками светлячков. Слышно, как рядом плещется море. Таинственные шорохи, шепоты, вскрики, вздохи многоголосая полифония леса.

1-я птица. Не спится, сестры.

2-я птица. Вот и я не сплю.

3-я птица. Как вспомнишь, что должно случиться нынче ночью!

4-я птица. Ой, страшно, страшно как!

5-я птица. Несчастная Русалочка погибнет.

Появляется Леший.

Леший. Послушайте, трещотки! Вы скоро угомонитесь?

1-я птица. Ой, дяденька, как тут уснешь?

2-я птица. Она уже выходит из дворца…

3-я птица. А жизни ей осталось… раз, два, три… во сколько солнце всходит?

4-я птица. Ах, превратиться вдруг в морскую пену!

5-я птица. Бедняжка, я бы не смогла!

Появляется Дриада.

Дриада. Всем доброй ночи!

Леший. Здравствуй. Все цветешь! Все хорошеешь!

Дриада. Ах, это ты? Ну, здравствуй, женишок.

Леший. Смеешься все, бесстыдница! Который год тебя зову я за­муж, а у тебя то шутки, то насмешки, и не поймешь, всерьез ты иль не очень относишься ко мне?

Дриада. Ах, отношусь к тебе я так серьезно, что под венец хоть завтра бы пошла. Но чувства я твои хочу проверить для начала. Вот ты бы согласился из любви ко мне… ну, стать морскою пеной, например? (Хохочет.)

Леший. Опять смеешься! Что за ерунда! И для чего мне становить­ся пеной? Я и без этого тебя люблю. Поженимся — так докажу на деле.

Дриада. Фу, грубиян! Мужик! Невежа! Нет тонкости ни в чув­ствах, ни в словах. Нет, чтобы комплимент сказать изящный и галантный!

Появляется Наяда.

Наяда. Приветствую вас, жители лесов! О чем шумишь, Дриада?

Дриада. Дорогая, учу изысканности грубияна, но безнадежно. Видно, мне безбрачной придется коротать свой век.

Наяда. Ну, не печалься. Был бы человек хороший, я так сужу. А Леший — добр. Хозяин превосходный и мастер на все руки. С ним будешь счастлива.

Леший. Спасибо, матушка Наяда. Заслужу твои слова.

Наяда. Скажите мне, Русалочка еще не появлялась?

Дриада. Нет, но должна прийти с минуты на минуту. Ах, неужели ей нельзя помочь?

Наяда. Помочь ей можно, если согласится условие одно принять.

Дриада. Что это за условие, скажи?

Наяда. Не торопись. Всему свой час, Дриада.

Дриада. Ах, говорят, что свадьба удалась на славу!

1-я птица. Мы видели! Мы видели! На славу!

2-я птица. Мы над дворцом летали в этот час.

3-я птица. Мы прилетели, думали — пожар.

4-я птица. А это факелы взметнулись в небеса и озарили все кру­гом, как солнце. И ночь белее стала дня.

5-я птица. Потом они погасли. Громом пушек ударил фейерверк, и раскололось вдруг ночное небо, и миллиарды звезд посыпа­лись на землю.

1-я птица. И в каждом уголке дворца и парка гремела музыка.

2-я птица. И танцевали так — ломались каблуки.

4-я птица. Земля дрожала, и полы трещали.

Леший. Везет же людям! Я бы тоже весь лес перевернул, когда б Дриада наконец дала согласье.

Дриада. Принцесса, говорят, красавица?

5-я птица. Красавица, но все же Русалочка ее прекрасней.

1-я птица. Ах, если бы вы видали ее танец! Все дамы плакали, и даже у мужчин навертывались слезы на глаза.

2-я птица. Едва касаясь пола, легче пуха, взмахнув крылами рук, она на середину вышла залы, и показалось всем — она взлетела!

3-я птица. И все остановились в изумленьи и, затаив дыхание, взирали на дивный тот полет, на чудный танец, всех уводивший от земли на небо.

4-я птица. И скрипка что-то пела высоко. Болела грудь от нестер­пимой неги, и разрывалось сердце пополам, как будто бы оно прощалось с жизнью.

5-я птица. Ну, а в глаза ее взглянуть никто не смел. Огромные, бездонные, как море, они молили, плакали, кричали: прощай, прощай, моя любовь! Прощай!

Дриада. А что же принц!

1-я птица. Он так был поглощен своей невестой, что даже не за­метил танец.

Дриада. Ах, не рассказывайте дальше, я умру от черствости такой. Вот, Леший, все вы таковы, мужчины! Боюсь, и обо мне ты позабудешь после свадьбы!

Леший. Клянусь, Дриада, поведеньем принца я также возмущен! А если о тебе забуду — превратиться мне в сухое дерево на этом самом месте! В трухлявый пень! В корягу! Шишку! Мох!

1-я птица. Ах, тише, тише! Вот она идет!

Наяда. Прошу вас, спрячьтесь все на время. Мы с ней поговорить должны вдвоем.

Леший. Иди сюда, в укромный уголок, Дриада!

Дриада. Ах, Леший, отдавил всю ногу, не пойду!

Леший. Ну вот, опять я виноват, прости…

Все прячутся, умолкают. Появляется Русалочка.

Русалочка. Какая тишина глубокая… Все спят… И во дворце последнюю свечу задул слуга усталый… Странно как… Мне умирать не страшно… Как я устала… Бедные мои израненные ножки, отдыхайте… Я больше не заставлю вас трудиться. Не бегать вам отныне по росе, не танцевать в величественных залах — глаза в глаза — где тысячи зеркал, и в каждом отража­ется любовь. Не совершать далекие прогулки — всегда вдвоем, всегда — рука в руке… Бедный, как он будет тосковать без меня… первое время! Как ему будет больно, когда он узнает… Ведь он так привык, что его любят… Да что это я? Забыла? Ведь он теперь не один. Не один! (Пауза.) Как странно! Если бы она вдруг не приехала, я стала бы его женой. И мне бы не пришлось сейчас умирать… А все-таки он не догадался, что это я его спасла. Хотя мне иногда казалось…

Наяда. Русалочка!

Русалочка. Что?.. Кто меня зовет?

Наяда. Речная нимфа я, меня зовут Наяда. Тебе я прихожусь двоюродной сестрой. От бабушки твоей, и от сестер, и от Царя морского передаю привет.

Русалочка. От бабушки! И от сестер? И от отца?.. О счастье! Милая Наяда, скажи мне, как они? Давно ли их видала? Что говорили обо мне? Простили ли меня?

Наяда. Давно простили, хоть тоскуют сильно, печалясь о твоей судьбе.

Русалочка. Ах, как мне жаль своих родных, Наяда.

Наяда. Да, сердце у тебя большое… всех жалеешь…

Русалочка. Благодарю тебя от всей души, что ты меня пришла утешить перед смертью. Теперь мне легче будет умирать. Про­щальные слова и поцелуй ты передай, пожалуйста, любимым. Скажи, что ни на миг я их не забывала, что отчий дом мне снился по ночам, что бабушкины руки я целую и на коленях у отца прошу прощенья, что всех сестер люблю и всем желаю счастья! Скажи, пусть о судьбе моей они не плачут, я счастлива была… пятнадцать дней и не раскаялась в своем поступке! И если бы сначала мне жить пришлось, я выбрала бы снова свою судьбу.

Наяда. Дитя мое! Дитя мое, есть средство, чтобы от смерти злой4 тебя избавить.

Русалочка. О нет, Наяда, это невозможно. Морская ведьма мне сказала ясно, что если не полюбит — смерть!

Наяда. Дитя мое, послушай со вниманьем. Такое средство есть. И от одной тебя теперь зависит твое спасенье. Слушай же ме­ня… Когда твоим родным известно стало, что ты должна по­гибнуть в эту ночь, любой ценою было решено тебя спасти. Но как? Пред злыми чарами беспомощен рассудок, и за советом отправились к Морской колдунье. Она ж за жизнь твою потребо­вала выкуп. И у сестер твоих отрезав косы, дала взамен вот этот…

Русалочка. Нож?!.. Зачем?!

Наяда. Чтоб жизнь твою спасти ценою смерти принца!

Пауза.

Русалочка. Прости, я ничего не поняла. Как это жизнь спасти ценою смерти? Как смерть и принц соединились вместе? Я не пойму…

Наяда. Должна убить его ты этой ночью. Вот нож. Ступай. Его ты спальню знаешь. Не бойся, даже если кто-нибудь из слуг тебя увидит. Иди спокойно. В сердце нож вонзи и возвращайся в лес на берег моря. И на рассвете чары пропадут, и снова превра­тишься ты в русалку, и в тот же день обнимешься с родными, и триста лет ты сможешь наслаждаться спокойной, безмятеж­ной жизнью!

Пауза.

Русалочка. И грудь, и голова, и сердце — все болит от слов твоих жестоких. Будто ядом наполнили мне слух, и тяжело дышать, как будто душу придавили камнем… О неужели вы могли поду­мать, что на такое страшное злодейство поднимется моя рука?

Наяда. Так лучше умереть тебе, чем принцу?

Русалочка. О да, пусть лучше я умру. А он пускай живет!

Наяда. Так сильно любишь?

Русалочка. Я не знаю как, но только без него бы жить не стала.

Наяда. А он тебя не любит!

Русалочка. Любит… Но не знает… Не узнал.

Наяда. Русалочка, дитя мое, послушай! Тебе едва исполнилось пятнадцать. Своею смертью ты отца убьешь. И бабушке твоей осталось жить немного.

Русалочка. Ты думаешь, у принца нет родных, которые его опла­кать смогут?

Наяда. Ах, до него мне дела нет! Мне надобно тебя спасать!

Русалочка. Оставь, Наяда. Не хочу последние минуты тратить на спор бессмысленный с тобой. Мне с жизнью попрощаться нуж­но. Оставь меня одну. Прощай.

Наяда. Ну что ж, раз ты решила умереть, прощай. Я с траурною вестью прибуду во дворец. Пусть скорбь Царя морского обер­нется гневом. За смерть твою он отомстит сурово, и вместо одного погибнут сотни в бушующих волнах!

Русалочка. О нет, Наяда, упроси отца не трогать корабли!

Наяда. Он к просьбам равнодушен будет, как ты глуха к мольбам!

Русалочка. Как вы жестоки все!.. О солнце, выходи скорее! Пусть лучше растворюсь в твоих лучах! Пусть лучше превращусь в морскую пену! Я в вашем беспощадном мире жить больше не хочу!

Наяда. Остался час до выхода светила. Убей его. И возвращайся к нам. Ведь ты — не человек! Что до людей тебе? Они нас не жалеют. Ломают лес, зверей уничтожают, цветы рвут, разоряют птичьи гнезда. Я оставляю нож. Прощай. Остался час до выхода светила. (Исчезает.)

Пауза.

Русалочка. Остался час. Она сказала, остался только час… И я умру?.. Умру… И больше не увижу моря. (Пауза.) Как небо посветлело! Скоро птицы проснутся и запоют… Я больше не услышу птиц!.. А если… Я не человек, она сказала! Я не чело­век!.. Так что же человека я жалею?.. Убей его — и этот мир волшебный останется с тобой! Вернутся звуки, краски, голоса, все запахи, все линии, все формы, все, все опять ко мне вернет­ся, все снова будет мне принадлежать!.. Убей его!.. Как это просто! Убить того, который не у з н а л! Не понял, не услышал, не полюбил, любовью не ответил! Который предал! Да, который предал… Убить его… Но разве это не означает убить себя? Вот и разгадка! О любовь, как намертво соединяешь ты влюблен­ных! Он — это я. Я — это он. И в этой нераздельности — вся тайна и вся разгадка любви. И эту связь я чувствую так сильно, что, если он умрет, умру и я, а если жив останется, я тоже буду жить. В его мечтах, в его воспоминаньях, в его душе… Люби­мый мой, я не умру, живи! Пока ты дышишь — дыхание мое в тебе продлится. Живя — ты будешь мной дышать. Я знаю, что ее ты по ошибке любишь. Лишь случайность навек соединиться нам не дала… Возьми, Морская ведьма, этот нож. Убийство и любовь несовместимы. Пусть я не человек, пускай не обладаю бессмертною душой и жизнь моя не будет длиться вечно, но совершить убийство не хочу. Жизнь, жизнь, прощай! О солнце, выходи скорее, я готова!..

Вдруг раздается чей-то голос.

Голос. Русалочка, девочка моя родная, не плачь, не грусти, не бойся.

Русалочка. Кто это? Кто это?

Голос. Я, твоя бессмертная душа.

Русалочка. Но у меня нет души. Кто это? Зачем ты обманываешь меня? Ведь я не человек! Я всего лишь морское чудище хвоста­тое! У меня нет души!

Голос. Дитя мое, душа — это любовь. Она пробуждается в каждом, кто любит. Ты не пощадила ради любви жизни, и я родилась в тебе. И я буду жить вечно, а значит, и ты, ведь мы — одно. Ступай к морю и ничего не бойся. Ты будешь жить. Ты узнаешь вечную радость, и сердце твое растворится в бесконечной люб­ви.

Русалочка (шепчет). Как я счастлива!.. (Следует за голосом).

Медленно восходит солнце. Утро. На берег моря выходят Принц и его жена.

Принцесса. Как здесь хорошо!.. Мне сказали слуги, что ты каж­дое утро приходишь на берег моря. Теперь мы будем приходить сюда вместе, правда? Я тоже очень люблю море, как ты. Теперь мы всегда будем вместе и никогда не разлучимся, правда?.. Знаешь, я сегодня утром проснулась, ты еще спал… и ощутила вдруг такое счастье, что вся моя прежняя жизнь, до тебя, по­казалась мне нежизнью. И я вдруг поняла, что только в любви и только вдвоем человек обретает ту полноту бытия, которое даровало ему небо… Но ты, я вижу, печален. Отчего? Что за грустные мысли заботят тебя, расскажи мне. Пусть не будет у тебя никаких тайн от меня, ведь я жена твоя. Что тебя печа­лит, любимый?

Принц. Нет у меня никаких тайн от тебя, любимая. И не знаю я, отчего тоска сжала мою грудь железным кольцом так, что тяже­ло дышать, как под могильным камнем…

Принцесса. Ты нездоров, мой родной. У тебя жар. Пойдем, я уло­жу тебя в постель. И сделаю тебе компресс, и посижу рядом с тобой, и отведу от тебя черные мысли, и успокою тебя, и ты уснешь. И проснешься здоровым и веселым, ведь я так люблю тебя, и мне так хочется, чтобы ты был счастлив!.. Ах, какая длинная-длинная, бесконечно счастливая жизнь ожидает нас впереди, любимый! Пойдем.

Принц. Прости, но мне хотелось бы побыть одному. Не знаю, отчего так тяжело на сердце. Не сердись. Я люблю тебя. Я скоро при­ду. И мы всегда будем вместе. Не сердись.

Принцесса. Я не сержусь. Пожалуйста, оставайся. Только при­ходи побыстрей. Я буду ждать тебя. Очень. (Целует его, ухо­дит.)

Принц (один). Не понимаю, где она? Куда она могла исчезнуть? Никто ее не видел после танца. Говорят, она танцевала так, как будто прощалась с жизнью… Какая глупость! Я уверен, она где-то здесь. Русалочка! Русалочка! Сестра!

1-я птица. Зачем кричать? Никто не отзовется.

Принц. Ах, птицы, здравствуйте! Вы не видали сестру мою, Руса­лочку?

2-я птица. Сестру?

3-я птица. Вы слышали? Он говорит: сестру!

Принц. Ну да. Чему вы удивились?

4-я птица. Мы думали, Русалочку ты назовешь женой.

Принц. Но почему вы так решили? Я слово дал жениться лишь на той, которая спасла меня от смерти. И я нашел ту девушку. И во дворце вчера отпраздновали свадьбу.

Птицы смеются.

Чему вы так смеетесь?

5-я птица. Ох, умора!

1-я птица. Я не смеюсь, я плачу.

2-я птица. Он девушку нашел!

3-я птица. Да знаешь ли, несчастный, глупый принц, что это не она спасла тебя от смерти! Принц. А кто же?

4-я птица. Кто? Русалочка!

Птицы (хором). Русалочка!

Принц. Не может быть! Русалочка? Вы путаете что-то.

5-я птица. Послушай, принц, Русалочка твоя в действительности родилась русалкой…

1-я птица. …но, увидав тебя однажды в море, так горячо и пламен­но влюбилась…

2-я птица. …что в бурю страшную, когда корабль ваш разносило в щепки…

3-я птица. …она тебя в пучине отыскала и вынесла полуживым на берег.

4-я птица. С тех пор, тебя забыть не в силах, она решила — стать человеком или умереть!

5-я птица. Ей цену страшную за ножки человечьи назначила Мор­ская ведьма.

1-я птица. Русалочка ей голос отдала.

2-я птица. А ты не понял, почему она молчала.

3-я птица. Ой, а ступать на землю так больно было ей!

4-я птица. А ты не замечал, ты ничего не видел!

5-я птица. Но самое ужасное… Я не могу, скажите ему, сестры…

1-я птица. …условие такое заключили…

2-я птица. …что, если не полюбишь больше жизни Русалочку…

3-я птица. …не женишься на ней, она умрет.

Птицы (хором). Умрет!

Принц. Нет, я не верю. Где она, скажите? Русалочка! Я все исправ­лю!

4-я птица. Смешной какой! Что ты исправить можешь?..

5-я птица. Ведь ты уже женился на другой.

1-я птица. Все кончено. Русалочка погибла.

Принц. Погибла, вы сказали? Как — погибла?

2:я птица. На утренней заре в морскую превратилась пену.

Принц. Нет, птицы, я не верю! Русалочка жива! Она не может меня оставить одного!

3-я птица. Взгляни сюда… под деревом… в траве…Ты видишь этот нож? Его передала Морская ведьма.

4-я птица. Когда б тебя Русалочка убила — осталась бы жива.

5-я птица. Но из любви к тебе она пожертвовала жизнью.

1-я птица. Чтоб ты был счастлив с молодой женой.

Пауза.

Принц. Скажите мне, вы все об том знали и молчали?! Но почему?!

2-я птица. А сердце у тебя на что?

3-я птица. Когда твое молчало сердце, как мог поверить нашим ты словам?

4-я птица. И разве можно влюбляться по подсказке?

5-я птица. Спрашивай свое молчавшее, слепое сердце.

Принц. Да, слепое. Вы правы. Но я исправлю слепоту свою одним ударом. (Поднимает нож.) Любимая, прости, иду вслед за тобой! (Хочет заколоться.)

Птицы (хором). Ой, ой, ой, ой! Русалочка, спаси!

Появляется Душа Русалочки.

Душа Русалочки. Мой брат возлюбленный, остановись!

Принц. Кто говорит со мной?

Душа Русалочки. Сестра души твоей.

Принц. Русалочка?

Душа Русалочки. Меня так называли…

Принц. Ты где, любимая?

Душа Русалочки. Я здесь.

Принц. Где? Я не вижу.

Душа Русалочки. Я везде, возлюбленный… И в этом вот цветке, в травинке, в поле, и в солнечном луче, в ручье прохладном, в розовом сияньи дня, в вечернем воздухе, разлившем ароматы ночи…

Принц. Так ты жива, любимая?

Душа Русалочки. Жива.

Принц. Так объявись живой, хотя б на миг, чтобы к ногам твоим припасть устами и выплакать слезами слепоту незрячего, глу­хого сердцем! Неузнанная любовь, дай вымолить твое про­щенье!

Душа Русалочки. Мой милый брат, телесными очами меня не увидать. Но если вправду тебе я дорога, меня почувствовать ты сможешь сердцем. Лишь вспомни обо мне, и я приду мгно­венно. Я в радости с тобой пребуду вечно, утешу нежными словами в горе, дам силы одолеть беду. А если будет больно -легчайшим ласковым прикосновеньем дотронусь я до ран ду­шою… Когда же на щеке разгоряченной почувствуешь дыханье ветерка, то знай, что это я, что я — с тобой, что это я тебя целую нежно. Что я тебя люблю. Прощай.

Принц. Нет, подожди! Не уходи, помедли. Я не хочу! Постой! Дай мне сказать!.. Мне без тебя жизнь не нужна.

Душа Русалочки. Любимый мой, жизнь так прекрасна! Живи! Ты должен жить! Со смертью не шути. Не вправе мы распоря­жаться жизнью. Теперь ты не один. С тобою — верная твоя подруга, мать будущих твоих детей. Отныне вместе вы пройдете путь земной и уберечь ее от злых тревог — твой долг. И все, что щедрою рукой судьбы тебе отпущено, ты должен пережить. Таков закон природы, и нарушать его своею волей мы не вправе. Взгляни скорее, вот она идет, твоя жена! Несущая в себе зерно рожденья новой жизни! В ее лице, походке и движеньях -такой покой, такая полнота любви и счастья, что еще прекрасней она сегодня кажется, чем раньше. Ведь лучшее из украше­ний женщины — любовь!.. Ступай к ней, не тревожь ее пе­чалью. Да будут радостны все ваши дни и ночи! А мне пора. Я больше говорить с тобой не властна. Прощай, прощай, моя любовь, и помни, я с тобой навек! (Исчезает.)

Пауза.

Принц. Прощай, любовь. Какая в сердце боль… Но надо жить. Она сказала: жизнь так прекрасна, живи! О, без тебя, любимая, она пуста! Но я смиряюсь, и буду жить, чтоб помнить о тебе.

Остается на берегу один.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

One Comment

  1. Привет! Были на спектакле 12 февраля. Оказалось, что поставили все-таки не оперетту, а скорее мюзикл. Изменили сюжет. Артисты поют с микрофонами. Много света, танцев, даже акробатики,.Представление зрелищное.Но второй раз на этот спектакль я бы не пошла.

Добавить комментарий